Благословение - православное издательство.

Страница /akcii не найдена

Каким был благоверный царь Иоанн Грозный

Протоиерей Олег Трофимов

«Вострубите песню трубную, в день праздника нашего благонарочитого. Славьте тьмы разрушение и света пришествие, паче солнца воссиявшего на всех; се бо Царица и Владычица, Богородица, Мати Творца всех – Христа Бога нашего, услышавши моление недостойных раб Своих на милосердие преклоняется. Милостивно и видимо руце простирающе к Сыну Своему и Богу нашему О СВОЕЙ РУСИ МОЛИТСЯ, от согрешений освобождение даровать просит и праведное Его прощение возвратить. О великая милосердием Владычице! О великая щедротами Царице! О великая заступлением Богородице! Как молит Сына Своего и Бога нашего, пришествием честнаго образа Своего грады и веси избавляя! Да воспоим Царице, Царя рождшей: радуйся, промышляя христианам щедроты и милости. Радуйся, к Тебе прибегающим заступление и пристанище и избавление, спасение наше».

Вот стихира из многочисленных богослужебных сочинений, написанных Иоанном Грозным. Мне почему-то приходит на ум ряд выдающихся святых, благочестивых и знаменитых людей, наших соотечественников, которые также писали духовные произведения, и они до сих пор в употреблении. Например: Ушаков, Суворов, или даже Гоголь, который писал истолкование на Божественную литургию.

Как описывали современники Царя, он обладал незаурядной памятью, поэтому знал наизусть Библию, богослужение, умел играть на органе, знал несколько языков. В повседневной жизни, в быту перед тем, как брать вещи, осенял крестным знамением, а палаты, в которых жил, ежедневно окроплял святой водой. Когда был в монастырях, за трапезой читал жития святых и наставления для братии. Сам принимал почти ежедневно участие в богослужении, в пении. А вы вдумайтесь! Тогда это было не такое богослужение, как сейчас, тогда было старообрядческое! По 5–9 часов служба с многочисленными поклонами, например, на каноне «Стояние Мариино» (Великопостная служба) творится девятьсот метаний (земных поклонов)! Такой благочестивый пример послужил многим его потомкам и для князей и царей стал обыденным образом жизни.

 

Так любил ли его народ? Был ли он для них ужасным тираном и ненавистным убийцей?

 

В дни боярской смуты и предательств народ наблюдал необычное происшествие у царского дворца.

Зимой 3 декабря 1556 года несколько саней подъехало к крыльцу царских палат. Его имущество, иконы, а также причт Царя складывали его и свои вещи на сани. «Не могу больше править вами и терпеть постоянные измены и бунты», – говорил Царь.

Его поступок звучал так: «Желаете ли над собой меня, Русского Православного царя, Помазанника Бoжия?»

По Москве прокатилось: «Царь нас покинул. Кто же нами будет править? Кто же нас защитит?».

Это был один из наиболее драматических моментов русской истории. «Всё замерло, – как описывает историк Ключевский, – столица мгновенно прервала свои обычные занятия: лавки закрылись, приказы опустели, песни замолкли».

Когда первое оцепенение москвичей прошло, столица буквально взорвалась народными сходками. На них народ говорил: «Пусть царь казнит своих лиходеев: в животе и смерти воля его; но царство да не останется без главы! Он наш владыка, Богом данный: иного не ведаем. Мы все с своими головами едем за тобой бить челом и плакаться». А купцы и мещане, прибавляя: «Пусть царь укажет нам своих изменников: мы сами истребим их!»

Избрали главными послами к царю святителя Новгородского Пимена и Чудовского архимандрита Левкия; но за ними отправились и все другие епископы: Никандр Ростовский, Елевферий Суздальский, Филофей Рязанский, Матфей Крутицкий, архимандриты: Троицкий, Симоновский, Спасский, Андрониковский; за духовенством – вельможи, князья Иван Дмитриевич Бельский, Иван Федорович Мстиславский, все бояре, окольничие, дворяне и приказные люди прямо из палат митрополичьих, не заехав к себе в дома; с ними – и многие гости, купцы, мещане, чтобы ударить челом государю и плакаться.

 

Итак, плакали бы вы о жестоком убийце? Так почему же он Грозный?

 

Родился он в четверг 25 августа (7 сентября) 1530 года (в лето 7038) в 7 часов вечера. В «Тысячелетней летописи необычных явлений природы» это событие описывается так: «Гром страшен зело и блистание молний по всем областям земли Русской. Подобного грома и трясения воздуха не было от сотворения Земли»!

Евангельская проповедь подобна грому, ибо сокрушает упорство сердец и жестоковыйность людей (см. Откр. 14, 2). Гром-гроза служит прообразом Страшного Суда (см. Исх. 29, 6; Иер. 25, 30; Ин. 12, 29). Иоанн Грозный лично сам впоследствии написал «Канон Ангелу Грозному», который дошёл до наших дней. Грозный Ангел – это Архистратиг Михаил. Именно этот образ олицетворял собой Царь Иоанн в битве за Святую Русь с воплотившимися духами злобы поднебесной, поэтому и несёт он имя Грозного воина.

Святое окружение Царя. Крестил Царя митрополит Иоасаф, который, будучи еще игуменом Свято-Троицкой Сергиевой лавры, положил его у раки преподобного Сергия, как бы пророчески знаменуя преемственность дела Иоанна IV по отношению к трудам великого святого. Воспреемниками будущего царя были призваны старец Иосифова монастыря столетний Касьян Босой, как сказано о нём в Никоновской летописи «сопостник был преподобному Иосифу Волоцкому», старец Данила из Переяславля, старец Троицкий Иов Курцов. Другой святой митрополит – Макарий – окормлял молодого царя в дни его юности и первой ратной славы. Влияние первосвятителя было велико и благотворно. Митрополит был учёнейшим книжником. Своим блестящим образованием Грозный во многом обязан святому Макарию, десятки лет работавшему над огромным трудом, Четьями-Минеями. В последствии, Царь сам часто любил читать народу и причту «жития святых».

Особенно любил Царя Иоанна и его добродетельную супругу преподобный Антоний Сийский, просиявший святостью жизни в тундре далекого Севера. Он приходил в Москву, беседовал с Царем и пользовал его своими поучениями до кончины своей в 1556 году.

Особые тёплые отношения были между царём и юродивым Василием Блаженным. Блаженный умер на руках у Царя, предсказав ему, что наследует государство Российское не старший сын Иван, а младший – Феодор. При погребении святого Царь сам с ближними боярами нёс его гроб.

Отдельного упоминания стоит история взаимоотношений Царя со святым митрополитом Филиппом, якобы убитым по его приказу (об этом мы отдельно поговорим). Царь сам выбрал Филиппа, бывшего тогда Соловецким игуменом. Иоанн знал подвижника с детства, когда он, малолетний царевич, полюбил играть с сыном боярина Степана Ивановича Колычева Федором, будущим митрополитом.

В Новгороде Царь не раз посещал преподобного Арсения, затворника иноческой обители, чтобы получить от него наставления.

Правление Царя Иоанна Грозного – это эпоха невиданного расцвета русской святости. Двое его родных сыновей канонизированы Православной Церковью. Святым ещё при жизни был признан народом сын Грозного – святой благоверный Феодор Иоаннович Царь Московский. Его называли «блаженный на троне». Голландский купец и торговый агент в Москве Исаак Масса о нём отзывался так: «Очень добр, набожен и весьма кроток… Он был столь благочестив, что часто желал променять своё царство на монастырь, ежели бы только это было возможно». Другой сын – святой благоверный царевич Дмитрий был убит по приказу Годунова. Царевич Димитрий был погребен в Угличе, во дворцовом храме в честь Преображения Господня. Множество чудес и исцелений стало совершаться у его гробницы, особенно часто исцелялись больные глазами. А 3 июля 1606 года святые мощи страстотерпца царевича Димитрия были обретены нетленными.

Австрийский дипломат Даниил Принц так характеризовал Иоанна Грозного: «Он до того усердно предан был благочестию и богослужению, что до того, чтобы удобнее предаваться молитвам и постам, которые он очень строго содержал, часто проживал в монастырях и тело изнурял великим воздержанием. Большую часть своих доходов он тратил на построение святых храмов и отыскивал мастеров с большим старанием».

Последнее исследование мощей Иоанна IV специалистами из НИИ судебной медицины Минздрава СССР было проведено в 1963 году, химико-токсикологические анализы показали в костях, волосах, ногтях и тканях одежды наличие ртути, мышьяка и меди. В костях Иоанна Васильевича и его сына Иоанна Иоановича обнаружено пятикратное превышение ртути. «Отравление было длительным и хроническим», – делают своё заключение судмедэксперты. Так вот, представьте себе, на глазах своих убийц он долгое время пьёт яд и остается живым!

Перед смертью царь принял Великую схиму (постриг в монашество).

 

Итак, окружение царя – святые мужи, дети его – святые при жизни, и при жизни самому Царю Бог постоянно являл чудеса, но для врагов он почему-то безнравственный тиран и убийца. Так для кого он стал Грозным (ужасным) и почему?

 

1) Особенно «Грозным» и жестоким и не справедливым тираном он стал после того, когда запретил евреям торговать и проживать в России. В 1550 году приезжал в Москву посол Станислав Едровский, через которого польский король (Сигизмунд-Август) велел сказать Иоанну: «Докучают нам подданные наши, жиды, купцы государства нашего, что прежде изначала при предках твоих вольно было всем купцам нашим, христианам и жидам, в Москву и по всей земле твоей с товарами ходить и торговать; а теперь ты жидам не позволяешь с товарами в государство твоё въезжать».

Иоанн отвечал: «Мы к тебе не раз писали о лихих делах от жидов, как они наших людей от христианства отводили, отравные зелья (яды) к нам привозили и пакости многие нашим людям делали; так тебе бы, брату нашему, не годилось и писать об них много, слыша их такие злые дела».

Ещё при жизни Сигизмунда Старого жиды брестские были выгнаны из Москвы, и товары их были сожжены за то, что они привозили продавать «мумею». Речь идет о магических куклах «терафимах».

В Полоцке были казнены триста человек, как о них пишут либеральные историки: «высшая знать, коренные белорусы»; на самом деле – оказались евреями. Но об этом его попросили сами жители, так как «много пакости и зла народу творяху». Но Царь даже после этого всё же милостиво предложил евреям покаяться, покаяться и принять Крещение, от чего они отказались. Эту казнь, как необходимую меру, поддержал игумен Иосифо-Волоколамского монастыря Леонид.

2) Это окончательное искоренение ереси жидовствующих и стригольников на Руси. Жидовствующие имели ещё при его деде, Иоанне Третьем, довольно сильные позиции среди знати
и бояр Москвы и Новгорода, и кроме «богословских» преследовали конкретные политические цели – вывести из подчинения Москве Новгород. Из их среды происходили частые бунты и измены, которые еще при Иоанне III жестоко подавлялись, а изменники предавались кази.

3) Царь отказался предать Православие и принять унию от католического Рима. Папский легат обещал немало: «Ты, Великий Государь, не токмо будешь на прародительской вотчине на Киеве, но и в царствующем граде Константинополе Государем будешь; а Папа и Цесарь, и все государи великие о том будут стараться».

4) Это ряд победоносных его войн, возрастание территории Царства и укрепление самодержавия [1] .

Западные историки в совокупности после таких событий стали переводить «Грозный» как terrible – «ужасный». Даже в средневековых книгах на гравюрах рисовали его страшным зверем.

История нам сохранила достоверный подлинник о его деятельности, это синодик (книга поминовения умерших), куда были внесены имена казненных людей по его приказу. Синодики рассылались затем по монастырям для вечного поминовения за упокой души. Списки эти, являющиеся, кстати, единственным достоверным документом, позволяющим судить о «размахе репрессий», поражают своей подробностью и добросовестностью! Имени святителя Филиппа в них нет. Нет по той простой причине, что никогда никакого приказа казнить митрополита Царь не давал. Эта широко распространённая версия при ближайшем рассмотрении оказывается заурядной выдумкой, как, впрочем, и многие другие «свидетельства» о «зверствах» Грозного царя. В течение всей жизни его правления происходили боярские бунты, борьба за престол, покушения на царя, постоянно его травили, убили его детей и жён, ереси, постоянные войны от врагов, которые также искали своих, говоря современным языком, «агентов влияния» – предателей, изменников. За все более чем тридцать лет царского правления совершено две тысячи восемьсот казней по синодикам, а по подсчетам других источникам не более пяти тысяч. Больше других достоверных цифр не существует.

Когда я просматривал списки отосланных им в ссылку или казнённых, то оказалось, что среди них есть и представители духовенства. Например, архиепископ Новгородский Пимен был уличён в измене, он писал польскому королю письмо, или ряд монахов и священников, которые распространяли ересь стригольников и жидовствующих.

Но можно ли нравственно оправдать хоть одну из этих казней? Упраздняет ли это святость человека?

Не стоит давать оценку происходящим событиям современными параметрами вне той окружающей среды и образа жизни государства, ибо это заведомо ошибочно. На весах стоит ценность душ и жизней подданных всего государства, которые были сохранены и спасены благодаря справедливым мерам. Если мы посмотрим на ряд святых воинов, царей, князей они так же убивали врагов, предателей, изменников, жестоко подавляли бунты. Но почему осатанелые нападки за эти убийства направлены именно на святого Царя Иоанна Грозного?

В переписке с опальным князем Андреем Курбским, который предал его и сбежал к польскому королю, Царь отвечает на его упрёк за казни изменников: «Но ведь ты же жив, из-за чересчур большой милости к тебе. Но скажи мне, как с изменниками поступают в других странах? Разве иначе?»

Но как же поступали в той же «цивилизованной» Европе?

Банальный пример, ставший уже притчей во языцех – во Франции – «Варфоломеевская ночь» в 1572 году: убийство тридцати тысяч гугенотов, а в соседних двух городах по двадцать тысяч на протяжении недели. Карл V, император Священной Римской империи германской нации (1520–1558) казнил десятки тысяч подданных. Филипп II Испанский (1556–1598): в ходе подавления восстаний в Нидерландах лишь за два года казнено более ста тысяч; только 4 ноября 1576 года при подавлении восстания в Антверпене казнено 8 тысяч; он казнил представителей десятков аристократических арагонских родов; а 16 февраля 1568 года испанская инквизиция приговорила к смертной казни вообще всех жителей Нидерландов. Генрих VIII Английский, провозгласивший себя главой англиканской церкви (1509–1547) – десятки тысяч казнённых в политической борьбе, в числе десятков убитых деятелей культуры – великий гуманист Томас Мор, автор «Утопии». Елизавета I (1558–1603) – десятки тысяч казнённых; вообще, «кровавое законодательство» Тюдоров против бродяг и нищих унесло жизни более ста пятьдесят тысяч казнённых (бродяг просто вешали). В то же время было уничтожено и выморено голодом более 50% населения Ирландии. Ну, а жертвы инквизиции во всей Европе – это отдельный разговор, только в Германии в XVII веке было сожжено более ста шестидесяти тысяч женщин по обвинению в ведьмовстве.

Так что наш Царь весьма и весьма милостив по сравнению со своими коллегами. А в суждении историков, тем более западных, налицо клевета и двойные лживые стандарты.

История ошельмования Царя Иоанна Грозного

Уже в XVI веке в Европе выходило множество «просветительных» пособий, где описывалось то, что русский Царь – пьяница и развратник, а все его подданные – такие же дикие уроды. А в наставлениях послам указывалось, что царь трезвенник, неприятно умён, пьяных не выносит категорически, и даже запретил распитие алкоголя в Москве, в результате чего выпить можно только за городом, в так называемых «наливках» (месте, где наливают). Источник – исследование «Иван Грозный» Казимира Валишевского (польский историк, XIX век). Теперь угадайте – какая из двух версий излагается в учебниках?

В 1569 году Грозный приехал в Hовгород, имевший в то время примерно сорок тысяч населения. Там был центр ереси жидовствующих, оттуда готовились бунты. Несколько сот человек были казнены. А вот Джером Горсей (1550–1626), дипломат и торговец в Москве, в «Записках о России» указывает, что опричники вырезали в Hовгороде семьсот тысяч человек.

Всплеск ненависти и лжи пришёлся как раз на середину XIX века. Долгое время сокрытие правды о первом Помазаннике Божием и подмена её злобной фальсификацией нанесли громадный ущерб многим поколениям русских людей, напитав их умы откровенной ложью, которая очень трудно покидает сознание. Велика здесь вина и исторической науки, которая от В. Н. Татищева, М. М. Щербатова и Н. М. Карамзина, их последователей типа Д. И. Иловайского, Н. И. Костомарова, В. О. Ключевского, С. Г. Пушкарёва или М. Н. Покровского, не говоря уж о многочисленных фальшивках, из поколения в поколение извращала образ и дела Грозного. Вот и сегодня на прилавках лежат новенькие издания объёмных монографий недобросовестных историков Р. Г. Скрынникова и Н. Ф. Шмурло, в который раз повторяющих застарелую клевету на Иоанна IV.

Что касается обвинений в убийстве Грозным своего сына, то это домыслы папского нунция Антония Поссевино, приезжавшего в Москву для склонения царя к унии. Поссевино приезжал уже после смерти царевича, который умер во время богомолья, как свидетельствуют очевидцы. Поссевино оклеветал Грозного. Через Карамзина эта ложь перешла к нам, в Россию. Интересно, что в частных письмах к друзьям Карамзин положительно отзывается о Грозном, а в 9‑м томе своей «Истории» делает всё наоборот. Известно, что Карамзин был масоном, хвалил Французскую революцию, положительно относился к Робеспьеру.

Теперь современные исследования говорят, что и смерть Царя Феодора Иоановича была скоропостижной. Об этом свидетельствует и наспех исполненный могильный камень, строчки которого выбиты неаккуратно, наискось и с ошибками, а также химико-токсикологическая экспертиза, обнаружившая в костях Феодора Иоановича шестикратное превышение мышьяка (до 800 мкг на 100 г объекта исследования). Причём, эксперты делают вывод: «наиболее вероятно единовременное поступление большой дозы яда».

Не было никаких восьми жён, эта тема проникает в историю только в XIX веке. Как самого Царя, детей, так и его жён травили ядами, чтобы не было наследников. Вопрос наследника был первостепенным для Царя. Собор разрешил Царю четвертый брак в качестве исключения, в виду того, что третья супруга Царя, Марфа, была отравлена еще перед самой свадьбой, и у Царя фактически не было с ней брачного сожительства. Но и при этом на Царя была наложена строгая епитимия – год не заходить в Церковь и не причащаться.

Убийство святого митрополита Филиппа. Ставка врагов Руси была такова: настраивать Царя против митрополита, а митрополита против Царя. Епископ Пафнутий Суздальский, Андрониковский архимандрит Феодосий и князь Василий Темкин угрозами, ласками и деньгами принудили к лжесвидетельству против святителя Филиппа некоторых монахов из Соловков и, взяв их с собой, поспешили в Москву. В числе лжесвидетелей, к стыду обители, оказался игумен Паисий, ученик святого митрополита, прельстившийся обещанием ему епископской кафедры. Под давлением «соборного» мнения Царь и суд отправил митрополита в монастырь. Враги всеми силами стремились, чтобы очная встреча Царя и митрополита не состоялась. Митрополит Филипп был убит до этой встречи, возможно, также ядами, как Царь и его дети. Царь послал Малюту Скуратова к митрополиту, чтобы прояснить ситуацию о «Новгородском деле», когда направился разбираться с жидовствующими. Но Малюта уже не застал святителя в живых. Царь понял, как его жестоко обманули.

Царь положил свою грозную опалу на всех виновников и пособников его (митрополита) казни. Несчастный архиепископ Новгородский Пимен, по низложении с престола, был отправлен в заключение в Веневский Никольский монастырь и жил там под вечным страхом смерти, а Филофей Рязанский был лишён архиерейства. Не остался забытым и суровый пристав святого – Стефан Кобылин: его постригли против воли в монахи и заключили в Спасо-Каменный монастырь на острове Кубенском. Но главным образом гнев царский постиг Соловецкий монастырь.

Честолюбивый игумен Паисий, вместо обещанного ему епископства, был сослан на Валаам, монах Зосима и еще девять иноков, клеветавших на митрополита, были также разосланы по разным монастырям, и многие из них на пути к местам ссылки умерли от тяжких болезней. Как бы в наказание всей братии разгневанный Царь прислал в Соловки чужого постриженика – Варлаама, монаха Кирилло-Белозерского монастыря, для управления монастырём в звании строителя. И только под конец дней своих он вернул своё благоволение обители, жалуя её большими денежными вкладами и вещами для поминовения опальных и пострадавших от его гнева соловецких монахов и новгородцев.

Царь Алексей Михайлович привёз из Соловков мощи Святителя с грамотой – мольбой о прощении за грех своего предка, а в частном письме писал, что его дед не убивал митрополита Филиппа!

Фальсификацией также является то, что якобы Грозный в гневе отрубил голову преподобному Корнилию Псково‑Печерскому, но это ничем не подтверждается, кроме подлогов в «Житиях», отредактированных за последние столетия.

Феномен опричнины. Идея «Москва Третий Рим» – Второго Иерусалима, оплота мирового православия, – требовала систему управления и воплощения этой идеи. А если ещё взять ту боярскую смуту, предательство, в которой пребывала Русь, то поставленная задача требовала жёстких мер. Такими доверенными люди при Царе стали опричники, которые выбирались из лучших людей царства. Царь лично выбирал людей и зачастую они были из простого народа. Царь надеялся таким образом поставить боярское сословное своеволие под контроль. Поэтому простой народ любил за это Царя.

Опричник олицетворял в себе небесного воина-монаха и земного воина-князя. Над каждым опричником совершалось церковное пострижение в монахи и обряд пострижения во князи.

Будучи опричным игуменом, Царь исполнял ряд монашеских обязанностей. Так, в полночь все вставали на полунощницу, в четыре утра – к заутрене, в восемь начиналась обедня. Царь показывал пример благочестия: сам звонил к заутрене, пел на клиросе, усердно молился, а во время общей трапезы читал вслух Священное Писание. Царь и Опричнина боролись против магии и волхвования, против сатанизма и чёрной магии во всех её проявлениях. Причём не только против ереси жидовствующих, но и против всякого волхвования и колдовства, языческих в том числе, которых много было тогда по Руси.

Не стоит ассоциировать эту систему только с карающими палачами. В первую очередь, это были люди двора: прислуги, исполнители. Эти люди в случае необходимости служили в роли доверенных царских порученцев, осуществляя охранные, разведывательные, следственные и карательные функции. Царь пытался также воспитать, говоря современным языком – элиту Руси, отправляя опричников как тут (на Руси), так и за рубеж для получения образования. Это также были военные, благодаря царскому войску опричников было достигнуто ряд значительных побед.

Но в конце концов на широких просторах Руси опричники обрастали связями на месте, вступали в тяжбы, занимая ту или иную сторону бояр, злоупотребляя своим положением, творили несправедливость.

Земщина и опричнина в конце концов смешались, и последняя тихо отмирала. Тем более, что мощным фактором становления такого общего мировоззрения стали земские соборы, первый из которых был созван Иоанном IV ещё в начале его царствования, в 1550 году. Это был «собор примирения», в ходе которого перед собранными «из городов всякого чину» людьми Царь обещал загладить все невзгоды лютого боярского правления.

Историческая среда и достижения
Иоанна Грозного

Когда Иоанн Грозный унаследовал престол, то ему было только четыре года и убить его для бояр не составляло никакого труда. Уже было сказано о бунтах, изменах, отравлении царской династии, выжить в такой среде было чудом – провидением Божиим! Василий III передал своему сыну, Иоанну IV, не только царский титул, наследника Палеологов, русские земли, но и историческое наследие – «Москва Третий Рим» и, в связи с этим претензии и посягательства соседей.

В 1558 году Константинопольский патриарх Иоасаф II сообщал Ивану Грозному, что «царское имя его поминается в Церкви Соборной по всем воскресным дням, как имена прежде бывших Византийских Царей».

А патриарх Александрийский Иоаким писал ему: «Яви нам, в нынешние времена нового кормителя и промыслителя о нас, доброго поборника, избранного и Богом наставляемого Ктитора святой обители сей, каков был некогда боговенчанный и равноапостольный Константин… Память твоя пребудет у нас непрестанно не только на церковном правиле, но и на трапезах с древними, бывшими прежде Царями».

Иоанн IV отнёсся совершенно равнодушно к «цесарству греческому», но потребовал немедленного признания себя от соседних государств Царём «всея Руси». Грозный был убеждён, что Московское Царство должно стать образцом добродетели и справедливости перед лицом всех народов.

С этим положением вещей был не согласен Сигизмунд II Август, он полагал, что признание папством за Иоанном IV титула «Царя всея Руси» приведёт к отторжению от Польши и Литвы земель, населённых родственными московитам «русов», и привлечёт на его сторону православных молдаван и валахов.

Войны и интриги были не только со стороны Польши, Литвы, но и от немецкого ордена Ливонцев. Справедливо можно говорить, что первые санкции на Русь были наложены от представителей Европы – Швеции, именно с помощью Ливонцев, чтобы затормозить развитие. Не пускали на Русь торговцев, мастеров, ремесленников, учёных мужей из Европы, преграждали торговлю с Англией, арестовывали наших купцов, развязали с нами войну (1558–1560), которую сами же проиграли.

Стоит вспомнить успешные походы при Иоанне Грозном: Казанские походы (1547–1552), Астраханские походы (1554–1556), вследствии чего вышли из ханства и земли Башкирии, мирно присоединившееся к Руси Чувашское ханство (1551). После взятия Казани послы сибирского хана Едигера просили Царя, чтобы он «всю землю Сибирскую взял под свое имя и от сторон ото всех заступил».

В 1559 году князья Пятигорские и Черкесские просили Ивана IV прислать им отряд для защиты против набегов крымских татар и священников для поддержания веры; Царь послал им двух воевод и священников, которые обновили павшие древние церкви, а в Кабарде проявили широкую миссионерскую деятельность, крестив многих в Православие.

В 1558 году войско князя Дмитрия Вишневецкого одержало победу над крымским войском у Азова, а в 1559 году войско под командованием Даниила Адашева совершило поход на Крым, разорив крупный крымский порт Гёзлев (ныне – Евпатория).

Завоевание Западной Сибири Ермаком Тимофеевичем и его казаками в 1583 году и взятие им столицы Сибирского ханства – Искера – положили начало обращению местного населения в Православие. При жизни Царя вошли в состав Руси земли, кроме выше перечисленных: область войска Донского, часть земель Ногайской Орды. Вообще, Московское царство при Иване IV было увеличено по территории вдвое, и к завершению его царствования Русское государство впервые стало размером больше всей остальной Европы.

Кроме небывалого расширения земель Царем Иоанном было построено 155 новых городов и крепостей, основано около 300 почтовых станций. Возведено более 40 каменных церквей, основано свыше 60 монастырей. При Грозном было прославлено 39 русских святых, до этого чтили 22, были изданы Степенная книга, Лицевой летописный свод, Судебник, Стоглав, Четьи-Минеи, Домострой [2] , Апостол, были созваны Церковные Соборы в 1547, 1549, 1551, 1553, 1562, 1580 годах. На них были положены основы Церковного и Державного строительства Святой Руси как Третьего Рима и Второго Иерусалима. Проведены судебная и административная и военные реформы, равным которым тогда не было во всем мире. Организована сеть образовательных учреждений.

Например, благодаря этим Соборам в 1551 году, по приказу Царя, Московский собор обязал духовных лиц организовывать во всех городах школы для детей на «учение грамоте, и на учение книжного письма и церковного пения псалтырного». Этот же собор утвердил повсеместное употребление многоголосного пения. По инициативе Иоанна Грозного, в Александровой слободе было создано подобие консерватории.

В его правление усилилась практика приёма на службу инородцев (кроме жидов), в частности и особенно татарских мурз, государство оставалось русским как по основному составу населения и основной религии, – Православию, – так и по главной своей движущей силе.

Если описывать все его труды и достижения, то этому стоило бы посвятить целую книгу.

О канонизации. В 2002 году были опубликованы «Святцы Коряжемского монастыря» (1624 год), в которых на обороте 205‑го листа под датой 10 июня находится запись: «В той же день обретение святаго телеси великомученика Царя Иоана». Церковный авторитетнейший историк Е. Голубинский в своём труде «История канонизации святых в Русской Церкви» признавал, вопреки своим либеральным убеждениям, что речь идёт о мощах именно Царя Иоанна Грозного, но отмечал, что он входит в «список усопших, почитаемых», понимая под каталогом частный список из святцев Коряжемского монастыря.

В Москве он вполне официально почитался как общепризнанный угодник Божий. В трёхтомнике «Православный месяцеслов Востока» Архиепископа Сергия (Спасского) (Владимир, 1901), включено в русские святцы имя Царя Иоанна Васильевича Грозного в качестве местночтимого Московского святого. И это есть свидетельство самой Церкви: в московских сборниках Государь издревле почитался святым. Дата его памяти – 10 июня, связана она с „обретением святого телеси великомученика царя Иванна“. Видимо, уже в XVII веке, в алтаре Архангельского собора производилось какое-то переустройство, и в ходе ремонтных работ были обретены нетленные мощи Грозного Царя. Скорее всего, тогда же его имя и попало в святцы местночтимых святых.

Писатель Александр Николаевич Стрижев сообщил, что, когда он работал в отделе рукописей ГБЛ32 с документами фондов Святейшего Синода десятых годов ХХ века – до Собора 1917–1918 годов, он обнаружил там список подвижников благочестия, к канонизации которых готовился Синод. Там были и блаженная Ксения Петербургская, и cвятитель Игнатий Брянчанинов, и cвятитель Феофан Затворник, … и Царь Иоанн Васильевич Грозный. Всего же в списке было более двадцати пяти имен. Но всеобщего церковного прославления в то грозное и неспокойное время не произошло.

По-видимому, по моему предположению, промысел Божий удерживает это событие, чтобы явное и открытое всеобщее прославление произошло тогда, когда русское самосознание станет святым, и державным самосознанием предательские страницы души народа будут изглажены покаянием. Но этому будут предшествовать дни духовного очищения и испытания.

Камертон Святой и Великой Руси. С детства Царь пребывает в святом окружении. Митрополит Макарий прививает ему святой образ жизни, государствообразующая идея «Москва – Третий Рим и Второй Иерусалим» вводится с понятием СВЯТАЯ РУСЬ! Мы говорим о Святой Руси времён святого равноапостольного князя Владимира, благоверного князя Александра Невского, но сама Святая Русь собралась и образовалась именно в эпоху Иоанна Грозного – в этом средоточии XVI века. Он стал камертоном Святой и Великой Руси.

Именно при Царе Иоанне Грозном широко входит осознанное и полнокровное, как духовное, так и географическое понятие Святая Русь! Без этой идеи не могло бы состояться государство и сама слава нашей Руси. Идеал святой Руси проходит сквозь жития всех последующих русских святых. Понятие русская святость у иноверцев и за рубежом существует благодаря этому метафизическому духовному православному самосознанию русского человека.

Русь воистину выстрадала это своё единое централизованное государство после феодальных междоусобиц и монголо-татарского ига. Как тогда, так и сегодня, русский народ является самым наибольшим разделённым народом по разным государствам. Идеалом этого государства – Святая Русь – может быть только такое устройство, при котором во главе должен стоять справедливый русский святой Царь! Это вошло в генетический код русского человека. Последующие великие пророчества богоносных старцев (прп. Серафима Саровского, праведного Иоанна Кронштадского и др.) сводятся к пришествию русского Царя Помазанника Божиего. Эти чаяния существуют и сейчас.

При Иоанне Грозном Русское Царство созидалось в самом ортодоксальном исполнении, фронтально противостоящее не только ересям и иным религиям, но и Западному христианству, унии в частности. Здесь Царь был непоколебим и принципиален! Мотивацией многих войн, которых, кстати, он не начинал, но оканчивал, сводилось к просвещению веры Евангельской.

Царь Иоанн Грозный, как своим личным поступком, так и общегосударственными делами просвещал народы Сибири и Кавказа, обращал мусульманские ханства в Православие. Ему вполне можно заслужено присвоить титул – равноапостольный. В его правление происходит расцвет русской святости, особенно весьма редкий и непонятный в других Поместных Церквях такой вид святости, как юродство. Его сыновья – канонизированные святые. Личный строгий и аскетический образ жизни становится примером для многих других особ царского рода на Руси. Если мы посмотрим на канонизированных русских святых, то среди них сто десять человек княжьего и царского рода [3] .

Cреди этого Царского святого воинства Царю Иоанну IV, можно отвести особое историческое и мессийное место на Руси! По аналогии с поклонением трех евангельских древних царей, принесших дары Богомладенцу Христу, в истории Святой Руси были святые Цари, принесшие Ему дары от своего народа. Святой князь Владимир принёс Христу ладан – это православная вера на Руси, святой и благоверный Царь Иоанн принёс золото – это православная государственность и земли Святой Руси, а святой мученик и страстотерпец Николай Второй принёс в дар смирну – это его мученическая жертва вместе с народом. Все они принесли дары, дабы Христос Бог пребывал в народе Божием!

Под довлеющей гигантской исторической глыбой клеветы, направленной на созданние образа тирана, невменяемого психопата и самодура имя святого Царя и по сей день извращается и втаптывается в грязь. Однако нациольный разум народа и его историческую интуицию не обмануть: народ Божий шаг за шагом возвращает поруганную честь и славу своего великого Царя. Установление памятника Царю в городе Орле – это только начало победоносного шествования и возрастания духовной мощи нашей Родины в уделе Богоматери – Святой Руси!

В заключении хочется опять обратиться к молитве-стихире, сочинённой святым Иоанном Грозным: «Мати Творца всех – Христа Бога нашего, услышавши моление недостойных раб Своих на милосердие преклоняется. Милостивно и видимо руце простирающе к Сыну Своему и Богу нашему О СВОЕЙ РУСИ МОЛИТСЯ, от согрешений освобождение даровать просит и праведное Его прощение возвратить. О великая милосердием Владычице!»

Символично, что в Смутное время именно словами Грозного Царя взывала Церковь
к Богородице, молясь о даровании мира и об утверждении веры.

Опричнина
Царя Иоанна Грозного

Н. козлов

Завещание Иоанна Грозного

Историки со времен Татищева и Карамзина утверждают, что Государственные Архивы не сохранили царского «Указа об Опричнине», упоминаемого в различных источниках, изучение которого могло бы дать правильную духовную и правовую оценку этого исторического явления. Но сохранился другой документ…

Духовное наследство

Во время тяжелой болезни, постигшей его летом 1572 года, Царь Иоанн Васильевич Грозный составил завещание, в котором, благословляя детей своих Ивана и Федора, одного Царством Русским, другого – уделом, между прочим, писал: «А что есми учинил опришнину, и то на волю моих детей, Ивана и Федора, как им прибыльнее, и чинят, а образец им учинен готов» (ДАИ, т. 1, № 222).

Включение Опричнины в царское завещание как творения державной воли Грозного Царя ставило ее наряду с прочими достояниями и привилегиями Царской власти в число объектов государственного наследственного права, целиком зависящих от державного смотрения.

Ни один из русских Государей, являясь законным правопреемником Опричнины, не усвоил себе, как известно, опричного права, т. е. не вступил в законное наследование Опричниной, которая является избранной частью, благодатным останком державного наследия Российской Империи, усвояемым исключительно по праву священного ревнования.

Как завещал библейский патриарх Иаков патриарху Иосифу: Се аз даю ти сикиму [4] избранную свыше братии твоея, юже взях из руки амморейски мечом моим и луком (Быт. 48, 22).

Такой «сикимой избранной», державным достоянием явилась в Российской истории Опричнина Иоанна Грозного, согласно со словами псалмопевца: Бог возглагола во святем Своем: вознесуся и разделю сикиму (Пс. 107, 7).

[...] Избранная часть державного достояния, добытая и разделяемая по праву ревнования, получила в русских летописях название: «Государева Светлость Опричнина».

Что же в духовном смысле следует разуметь под «аммореями», из руки которых мечом и луком божественного ревнования добывается опричное наследство?

«Аммореи – племя, происходившее от Ханаана и самое страшное из всех племен, с которыми когда-либо имели дело Израильтяне, – сообщает Библейская Энциклопедия. – Они были гигантского роста и очень воинственны, населяли они одну из плодороднейших стран на земле. Израильтяне просили дозволения пройти чрез землю их, обещаясь при этом не делать никакого вреда и даже не черпать воды из их колодцев, но в этой просьбе им было отказано. Амореяне собрались и пытались остановить их шествие, но были разбиты наголову» (Арх. Никифор. Библейская энциклопедия, М. 1891 г., с. 44).

Духовное толкование Священного Писания, разумеющее под ветхозаветным Израилем воинствующую Церковь Христову, именем «амореев» нарицает ревностнейших из «духов злобы поднебесной», начальников и князей тьмы, препятствующих Церкви в ее духовном восхождении.

У этих-то мысленных амореев и берет духовный Иаков, или Израиль, избранную сикиму – Священство и Царство, замещающую достоинство духовного и плотского первородства.

Престолы князей низложи Господь и посади кроткия вместо их» (Сир. 10, 17), – говорит Премудрость – Как напротив зла – добро и напротив смерти – жизнь, так напротив благочестивого – грешник. Так смотри и на все дела Всевышнего: их по два, одно напротив другого (Сир. 33, 14).

Смысл установленного Богом закона духовного престолонаследия состоит в том, что Небесные престолы или венцы добываются в борьбе между ревнителями божественных обетований и законными наследниками, за преслушание утратившими право первородства.

Так, вместо ниспадших с Небесных престолов ангелов человек был введен в обладание земным домом, но и он, будучи низведен «завистию диаволью» из своего чина, вынужден оказался ревновать о возвращении утраченного достоинства, которое и получил через обетованного Искупителя.

Отныне Царство Божие нудится, силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12).

Непрестанным состязанием за право божественного первенства является вся Священная История.

[...] Когда, сойдя с Синайской горы со скрижалями закона, Моисей увидел разделение людей Израиля, поклоняющихся золотому тельцу, которых отделил Аарон «в порадование супостатом», тогда, сказано, Моисей увидел, что это народ необузданный, ибо Аарон допустил его до необузданности, к посрамлению пред врагами его. И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, [иди] ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины. И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея:
и пало в тот день из народа около трех тысяч человек.
Ибо Моисей сказал [им]: сегодня посвятите руки ваши Господу, каждый в сыне своем и брате своем, да ниспошлет Он вам сегодня благословение. (Исх. 32, 25–29).

Так, благословенной ревностию по благочестию сыны Левиины посвящены были в стражей дома Израилева.

Так, возревновав о Господе, Финеес, сын первосвященника Елеазара, стяжал наследование священства себе и всему своему роду.

И прилепился Израиль к Ваал-Фегору [5] . И воспламенился гнев Господень на Израиля. И сказал Господь Моисею: возьми всех начальников народа и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня. И сказал Моисей судьям Израилевым: убейте каждый людей своих, прилепившихся к Ваал-Фегору. И вот, некто из сынов Израилевых пришел и привел к братьям своим Мадианитянку, в глазах Моисея и в глазах всего общества сынов Израилевых, когда они плакали у входа скинии собрания. Финеес, сын Елеазара, сына Аарона священника, увидев это, встал из среды общества и взял в руку свою копье, и вошел вслед за Израильтянином в спальню и пронзил обоих их, Израильтянина и женщину в чрево ее: и прекратилось поражение сынов Израилевых. Умерших же от поражения было двадцать четыре тысячи. И сказал Господь Моисею, говоря: Финеес, сын Елеазара, сына Аарона священника, отвратил ярость Мою от сынов Израилевых, возревновав по Мне среди их, и Я не истребил сынов Израилевых в ревности Моей; посему скажи: вот, Я даю ему Мой завет мира, и будет он ему и потомству его по нем заветом священства вечного, за то, что он показал ревность по Боге своем и заступил сынов Израилевых (Числ, 25, 3–13).

Священное ревнование и подвижничество

Каким же образом при посредстве меча и иных вещественных орудий достигается духовная победа в брани, низлагаются мысленные супостаты?

По учению Святой Церкви, вещественный меч пособствует в мысленной брани тогда, когда «привлекая к себе некоторых людей как пособников и подручников, ему послушных, он (диавол) при посредстве их ведет брань против верных» (прп. Антоний Великий, Добротолюбие,
т. 1, с. 44).

Ибо «демоны не суть видимые тела; но мы бываем для них телами, когда души наши принимают от них помышления темные; ибо, принявши эти помышления, мы принимаем самих демонов, и явными их делаем в теле» (там же, с. 32).

Когда вред от одного подручного демонам человека распространяется на многих, тогда, согласно духовному закону, на смену христианскому долготерпению должно выступать священное ревнование.

Почему Священное Писание говорит: Искорени губителя из народа (собрания) и уйдет с ним вражда, когда же останется – всех обезчестит (Притч. 22, 11).

Так и Вселенский Учитель и Святитель Иоанн Златоуст, призывая православных христиан к божественному ревнованию, говорит: «Раз была у нас речь о хуле, что на Единородного Сына Божия, хочу я просить у вас одного только подарка, чтобы наказывали вы всех в городе хулителей. Если услышишь, что кто-нибудь на перекрестке или на площади среди людей хулит Христа Господа, подойди и пресеки. Если и насилие над ним совершить придется, не избегай – ударь по лицу, дай пощечину, освяти свою руку раной. Если и схватят тебя, если и в суд поведут, – иди. Если спросят на суде, то есть допрашивать будет судья, отвечай не робея, что хулил тот Ангельского Царя: ведь если наказывать нужно тех, кто хулит земного Царя, то тем более тех, кто хулит Царя Небесного. Общий грех всех, если нет правды. Каждый, кто может, должен высказаться за нее, чтобы знали жиды и скверные еретики что христиане спасители и создатели города, защитники и учителя. Пусть убедятся необузданные и развращенные жиды и еретики, что Божьих рабов остерегаться им нужно, и когда захотят они поделиться между собой чем-нибудь подобным, пусть повсюду следят друг за другом, трепещут и тени опасаясь, чтобы не слышали христиане» (преп. Иосиф Волоцкий, «Слово об осуждении еретиков»).

За бесчестием, избиением врагов Христовых, святитель Иоанн Златоуст, как видно из слов «освяти свою руку раной», признает значение священнодействия, возводящего ревнителя благочестия к достоинству высшего звания, к божественному избранничеству.

Убивай нечестивыя от лица Царева, и исправится в правде престол Его (Притч. 25, 5) – говорит Премудрость.

Человек нечестивый является жилищем демонов, а сердце его – мысленным алтарем, или престолом чувствия, на котором совершается демонское служение.

Такое же значение духовного престолонаследования, какое совершается через избиение этих мысленных обиталищ – еретиков и врагов Божиих, имеет сокрушение и поругание вещественных престолов и алтарей, сопряженное с подвигом видимого или невидимого мученичества, доставляющим ревнителям благочестия небесные венцы.

Так за бесчестия и сокрушения, нанесенные языческим идолам, были мучимы первые христиане, так пострадала св. мученица Феодосия, предавшая смерти царского оруженосца, надругавшегося над Образом Господа Иисуса Христа, за что была прославлена по кончине своей многими чудесами и грозными знамениями. Так прославил Господь древних мучеников, боровшихся с лестью идолобесия.

Подобные мученическим венцы и престолы наследовали и те из поборников и ревнителей
благочестия, которые подвизались в сокрушении кумиров и требищ идольских в последнее время.

Преподобный Авраамий Ростовский посохом, полученным, по преданию от ап. Иоанна Богослова, явившегося святому в видении, сокрушил каменного идола Велеса, которому поклонялся весь чудский конец города, и на его месте устроил церковь Богоявления Господня. И хотя жители-идолопоклонники, боясь княжеского прещения, а более возбранявшей им силы Божьей, не посмели причинить ему зла, преподобный должен был впоследствии много претерпеть от козней демона, обитавшего в идоле, почил же в глубокой старости, приведя ко Христу мало помалу все языческое население Ростова.

Точно также действовал и другой русский идолоборец – святитель Стефан Пермский. На месте почитавшейся язычниками-зырянами «прокудливой березы», срубленной им по божественному ревнованию, он воздвиг храм в честь святого Архистратига Божия Михаила, победителя духов тьмы, устроив святой престол точно над пнем поруганного им чтилища.

Пораженные безгневным спокойствием сидевшего тут же при корне срубленного дерева святителя, а точнее, не имея поддержки и понуждения от низложенных молитвою святого демонов, зыряне не причинили ему никакого вреда.

Как ревнители благочестия и идолоборцы изгоняли демонов мысленных и чувственных алтарей, так точно подвижники-пустыннопроходцы вели брань за престолы демонов – хозяев и обладателей различных земель и мест, терпя нападения и угрозы от раздражаемых ими людей.

Эти богомудрые ученики великого собирателя Земли Русской преподобного Сергия Радонежского, Крестом и молитвой смирили под державу государя Московского демононеистовый Север.

Так, преподобный Корнилий, переходя «из долу в дол, из дебри в дебри», достиг, наконец, Комельского леса, в котором и поселился ни гденибудь, а именно в вертепе обитавших тут разбойников.

Достойно удивления, что эти свирепые люди, наводившие дотоле ужас на всю округу, не смогли изгнать смиренного отшельника из своего же жилища, предводитель их вскоре был убит, а сами они рассеялись.

Премудрость и величие Царское

Сколь ни многоразличны и чудны подвиги благочестия, воздвигаемые против козней диавольских святыми и преподобными мужами, но все они предивно совокупляются в деяниях благочестивого Царя.

Мудрый царь вывеет нечестивых и обратит на них колесо (Притч. 20, 26) – возвещает Премудрость.

Как пчела собирает мед понемногу от всякого цветка, как мироварник составляет из многоразличных смол и мастей благовонное миро, так и держава благочестивого Царя укрепляется и утверждается всякой добродетелью святых мужей, всяким трофеем, добытым из стана неприятеля.

Святой Владимир, вступив в родство с багрянородной византийской династией, крестил Русь и искоренил идолочестие, поставив Десятинную церковь на месте низверженного Перуна. Святые Александр Невский и Дмитрий Донской отстояли Русскую Землю от нападений плотоносных князей диавольских в военных сражениях на берегах Чудского озера и Невы, на поле Куликовом. Благоверный государь Василий Иоаннович мечом и огнем очистил Русь от еретической скверны.

Великими подвигами устроения державы русской просияла ревность по благочестии благоверного Государя и Царя Иоанна Васильевича Грозного, сумевшего совокупить в державе своего царствования, как в некой драгоценной мироварнице, наследие духовных добродетелей всех предшествовавших ему борцов‑собирателей Святой Руси.

Вот как описывает историк одно из державных деяний Русского Царя – Казанское взятие.

«Блистательный поход его имел совершенное подобие крестового; торжественность обрядов церковных мешалась с упражнениями воинскими; молебствия начинали и заключали каждый подвиг. В виду Казани расположился необъятный стан русский, и близ шатра царского разбит шатер церковный. Пред началом приступа все войско очистило совесть исповедью. Царь молился в походном храме, при совершении литургии готовясь к приобщению Святых Таин. Когда диакон возгласил слова Евангелия: «Будет едино стадо и един пастырь!», грянул гром первого взрыва подкопов; при словах ектений: «Покорити под нозе его всякого врага и супостата», – второй взрыв поднял на воздух стены Казанские. Сеча закипела, но Царь причастился и дождался конца Литургии. Едва успел он сесть на коня, как принесли ему весть: «Казань взята!» Это событие совершилось октября 1552 года и сопровождалось избавлением шестидесяти тысяч Христиан, томившихся в неволе мусульманской. Торжествующий Победитель сам водрузил первый крест посреди покоренного города и, обойдя по стенам с хоругвями и иконами, посвятил Пресвятой Троице бывшую столицу царства Казанского» (М. В. Толстой, История Русской Церкви, 1991 г., с. 378).

По сообщению того же историка, был взят Царем из Ростовского Авраамиева монастыря перед началом войны с Казанью и сопровождал его в походе жезл преподобного Авраамия Ростовского, врученный святому самим Апостолом Иоанном Богословом для сокрушения идола (с. 63–64).

Деяния великого Царя и жидовские козни

Поистине священной войной всего Православного христианства предшествовавших и настоящих поколений в духовном соединении Церкви Торжествующей и Воинствующей против иноверных явились деяния Грозного Царя.

В чем же состояла именно Опричнина, избранная часть, взятая собственным государевым мечом и луком? И кто эти амореи, у которых была отнята Царем «избранная сикима»?

Последовавшую за взятием Казани Ливонскую войну Царь Иоанн Грозный вел как милосердный христианский Государь. Православные жители занимаемых областей и городов пользовались полной неприкосновенностью, литовцев брали в плен, а наемных немецких рыцарей и солдат Царь щедро одаривал и отпускал домой, как это было сделано при взятии Полоцка в 1563 году. За одним исключением.

«А которые были в городе жидове (сообщает псковский летописец) Князь Великий велел их с семьями в речную воду вметати и утопили их» (Карамзин, История Государства Российского, т. 9, с. 69).

Надо понять, какую реакцию вызвало это державное деяние Грозного Царя в «просвещенной» Европе, в которой жиды представляли к тому времени огромную тайную силу, основывавшуюся на власти денег и ритуальных убийствах.

Преданием на распятие Сына Божия утратив перешедшее к Церкви Христовой право духовного наследования Божественных обетований, жидовские мудрецы и старейшины с тем большим рвением обратились к служению диаволу талмудическим извращением богоустановленного закона.

Лишившиеся законного первородства, иудеи стали меноваться жидами и стали надежнейшим орудием диавола в борьбе с Церковью Христовой.

«Убей лучшего из гоев (христиан)», – этот навет «диаволей зависти» и ревнования стал законом тайной непрестанной войны мирового жидовства против христиан.

Наиболее многочисленные поселения еврейства образовались к началу Ливонской войны в приграничных с Московским государством исконно русских областях Польши и Литвы, куда собиралось оно со всей Руси, и откуда жиды удобнее могли вредить христианскому государству, закрывшему для них свои границы.

В 1550 году Царь Иоанн Грозный писал к польскому королю Сигизмунду «о лихих делах от жидов, как они наших людей от Христианства отводили, отравные зелья к нам привозили и напасти многие нашим людям делали»… (Соловьев, История России, т. 6, с. 159).

В приграничных исконно русских местечках и городах с коренным православным населением, не имевшим защиты от Православного Государя, жиды находили легкую добычу для своих скверных «лихих дел».

Отсюда, из их многочисленных тайных узилищ и темниц, неслись к многосострадательному сердцу Русского Царя мольбы и стенания невинных христианских страдальцев.

Нанеся военный удар по главе детоненасытного змея, Царь Иоанн Грозный вызвал на себя извержение бешенной сатанинской злобы.

Масонская историография делит царствование Иоанна Грозного на два периода. Первый – до Ливонской войны, когда Царь был добрым и ничего не предпринимал без совета умных вельмож, и второй – «ужасный», когда, вместо того, чтобы по совету Адашева и «Избранной Рады», идти войной на крымского хана, поддерживаемого могущественными турками, с которыми не могла справиться вся Европа, Царь начал выводить измену в собственном государстве и возвращать державе Русской ее исконные земли и города.

Именно с этого времени «обнаружились» в благочестивейшем Православном Государе все мыслимые и немыслимые пороки, получившие достойное отражение в литографированных гравюрах, во множестве распространявшихся в европейских странах – Русский Царь, сидящий на троне с головою рычащего пса вместо человеческого лица. (Точная характеристика, даваемая Талмудом всякому доброму христианину!)

В победоносном военном походе, сокрушив богомерзкие алтари сынов погибели, Царь Иоанн Грозный обнаружил их тайные связи, по которым распространялось от злых влияние жидовское в самом государевом дворце.

Выяснилось, что противодействие Ливонской войне со стороны ближайших советников Царя и боярской думы было вызвано вовсе не державными интересами.

Думный дьяк Алексей Адашев оказался уличенным в сожительстве с польской еврейкой, кощунственно называвшей себя Марией Магдалыней и проживавшей в Москве с пятью взрослыми жидами, которых она выдавала за сыновей. Был заподозрен в сношениях с антирусскими силами и изменил Царю ближайший друг и советник его князь Андрей Курбский.

Чем ревностнее и тверже сжимала царская рука древко державного копия, острие которого прободало кровоядную пасть жидовского дракона в Ливонии, тем явственнее нарастал антидержавный мятеж в приказных верхах, боярской знати и среди некоторой части духовенства.

Война с врагами Православия потребовала такого духовного напряжения, которое подорвало все наиболее расслабленные, уязвимые и гнилые жилы Московского Государства.

На другой год после полоцкого погрома Царь разделил державу на Земщину и Опричнину.

Много знатных и родовитых мужей было на Московской Руси, много заслуженных воевод и бесстрашных воинов, которые могли похвалиться блестящими победами на полях ратных сражений, сильных во Израили, как писал князь Курбский в своих письмах к Царю, но опереться в тайной коварной войне с жидами Царь Иоанн Грозный мог лишь на избранных.

Та же Божественная Премудрость, которая управляла судью Израилева Гедеона в войне с мадианитянами (см. Суд. 7, 2–7), наставляла благоверного Православного Государя Иоанна Грозного ко устроению Опричнины.

Всего триста мужей ратных от всей земли Русской составили духовно военное опричное братство – опору и оружие государево в борьбе с жидами.

Согласно с юридической практикой Московской Руси в XVI столетии, боярские провинности должен был судить сам Царь вместе с боярской думой.

Царь Иоанн Грозный дал тремстам своим опричникам полномочия казнить царских лиходеев и сопостат по праву ревнования помимо царского суда, непоколебимым упорством и божественной ревностью по благочестии препобедив и угасив дерзость и злобу жидовскую, тайными интригами, подкупом и колдовским наваждением действовавшую в Русском Стане.

Усилиями масонских историков и писателей последующих поколений опричные деяния благочестивого Царя были оболганы и извращены, и божественная ревность благословенного братства опричников стала представляться произволом кучки разнузданных насильников и убийц, действовавших в личных корыстных интересах, но не таковой являлась «Государева Светлость Опричнина» в сознании современников.

Опричные деяния Грозного Царя совершались в полном согласии с волей и устремлениями русского народа, одобрившего и благословившего в лице своих представителей из Московских низов и соборного Духовенства Русской Церкви самое учреждение Опричнины. Впоследствии, духовное единство Земщины и Опричнины подтвердил созванный Царем собор Всея Земли (от всех сословий, в том числе ремесленников и купечества), который высказался за безусловное продолжение кровопролитной Ливонской войны в ясном сознании ее цели и значения.

Очевидно, что в опричном окружении Царя не только не могло быть места случайным людям и всякого рода проходимцам, но и более того, те триста опричников, которые были наделены от Царя правом ревнования и знаками или эмблемами принадлежащей им привилегии (имели собачьи головы и «помялы»), являлись известнейшими во всей Московской Руси мужами, пользовавшимися непререкаемым нравственным авторитетом.

Опричный «перебор людишек», тысячи лучших царских слуг «выбором ото всех городов» был начат Царем за пятнадцать лет до официального учреждения Опричнины.

Как посвящение ветхозаветных левитов в стражи дому Израилева совершалось при возложении на них рук всего избранного народа (см.: Числ. 8), так точно выбор «тысячи» из доблестнейших дворянских родов происходил при непосредственном участии всего русского народа и сопровождался торжественными обрядами и напутствиями.

«Выбор» Государев был безошибочен.

Историк замечает: «Среди «тысячи» встречаются имена синодика Успенского собора, куда по древнему обычаю повелением Государя записывались на вечное поминовение воины «храбрствовавшие и убиенные за святые церкви и за Православное Христианство» (Ю. Виппер, Иван Грозный, М., 1944 г. с. 40).

В сопровождении этой избранной «тысячи» Царь Иоанн Грозный и отъехал в Александровскую Слободу зимой 1564 года, где, основав Распятскую церковь, обрек себя и триста избранных из лучших нести опричный крест ревнования Дому Божию.

Посвященные Царем в тайны опричного домостроительства, члены Голгофо-Распятского опричного братства, облачившись в черные монашеские одеяния и оставив семьи и дома, вышли из мира, чтобы, приняв на себя, разделить с Царем лютую злобу смертоубийственных жидовских наваждений.

Клевета на них есть клевета на весь русский народ, и на ту избранную его часть – Небесных воинов, которые и поныне защищают Русь от напастей жидовских.

Страшными историями о еврейских погромах, нашептываемыми на ночь под завывания гуманистических врак об общечеловеческих ценностях, оболгав и угасив опричную ревность по благочестии в русском народе, жиды, как мычащий скот, повели его на заклание на талмудической бойне – «ЧеКа», залив русскую землю реками христианской крови и покрыв ее идольскими капищами и изваяниями Молоха и Вила. И до ныне коварством и хитростью они удерживают русскую совесть в узах ложного покаяния за грехи малодушия и неправосудного гнева.

Опричное наследство

Попытки вступить в обладание опричным наследством предпринимались неоднократно в разные периоды русской истории.

Во все время, когда открыт был русским людям доступ к святыням Кремля, не прекращался поток ищущих державного заступления к мощам благоверного Царя Иоанна Грозного. По церковному преданию, панихида, отслуженная у гроба Царского, решала дело в неправом суде.

Опричнина – оружие священной войны против изуверных жидов, которое добывается ревнованием страху Божию и добровольным несением поношения Христова.

Ревность дому Твоего снеде мя, и поношения поносящих Ти нападоша на мя (Пс. 68, 10), – говорит святой пророк Давид.

Именно поношение Христово, Крест Христов и есть та печать, которая удостоверяет неподдельность опричного устроения.

На языке Священного Писания древнерусской опричнине соответствуют понятия «избрания» или «остатка», посвященного Богу, того малого числа праведников (даже до десяти человек), ради которых Господь обещал пощадить всех живущих на земле (см. Быт. 18, 23–33), и которых, по словам апостола Павла, «не стоит весь мир».

Угроза отъятия от среды, выхода из мира этих божественных избранников равносильна его погибели.

Последние дни мира, развязка его судеб, разрешение «тайны беззакония» связано, согласно Божественному Слову, с исходом верных: Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Сол. 2, 7).

Это отъятие в последние дни от среды мира удерживающего остатка верных предсказано Самим Господом: Тогда сущие во Иудеи да бежат на горы (Мф. 24, 16). Что и сбылось отчасти перед разрушением Иерусалима римлянами.

«Люди принадлежавшие к Иерусалимской церкви, повинуясь откровению, данному перед войной тамошним почтенным мужам, покинули Иерусалим и поселились на северо-западе Иордании в городе Пелле, уверовавшие во Христа выселились из Иерусалима, вообще все святые оставили столицу Иудеи и всю иудейскую землю. Божий суд постиг наконец иудеев, ибо велико было их беззаконие перед Христом и Его апостолами» (Евсевий, Церковная История, кн. 3, гл. 5.), – сообщает церковный историк.

Исполнится же окончательно проречение об Опричнине в последние дни.

По Святоотеческому Толкованию, Иудея означает покаяние, а горы – твердое упование и призывание Бога на отмщение нечестивым. Некоторые в данном изречении под горами понимают святых.

Духовным исхождением из мира в предназначенное Богом время святые составят Божественную Опричнину, стан святых и город возлюбленный (Ап. 20, 8), для наведения праведного суда Божия на беззаконных, который и последует по их горячим прошениям и молитвам.

Как сказано, спадет с неба огнь и пожрет их (Ап. 20, 9).

Мысленную опричнину, духовно-военное исхождение от среды верных в последние времена воспевает святой пророк Давид: Ибо помышление человека будет славить Тебя, и оставшееся в помысле – праздновать Тебя (Пс. 75, 11).

Опричное помышление, очищенное в последние времена и есть, как надо думать, та забытая и искаженная ныне часть Церковного Предания, которая содержит учение о Православном Царе, как охранителе прав Святой Церкви, именующимся защитником ее, и предъизбранном Богом Помазаннике Его и Государе христоименитого народа.

В «Разговоре о священнодействиях и таинствах церковных» блаженный Симеон архиепископ Фессалоникийский пишет о древнем обычае Церкви при венчании и миропомазании Царя на царство освящать установленными чинопоследованиями вместе с Царем и приводящих его к миропомазанию государственных сановников и военачальников как свидетельствующих и подтверждающих его законное избрание лиц.

«В прежнее время посвящение совершалось после Царя и над другими сановниками. Ибо после избрания и царского определения они приводились в Церковь, был поставляем пред св. вратами против престола аналой и патриархом совершаемы были молитвы и благословения» (Арх. Симеон Фессалоникийский, Сочинения, Спб. 1856, с. 200).

Таинственный смысл этого священнодействия заключается в том, что Православный Царь есть не просто первый чиновник в государстве, но является начальником особого церковного чина – Опричнины Верных, державных стражей и защитников Святой Церкви, ревностным служением и состроением христианских добродетелей которых укрепляется и утверждается его держава.

Такой совокупной добродетелью, которой как драгоценным и многосоставным миром таинственно помазуется на церковное служение Православный Царь, и является единомысленное служение верных, духовно-воинская дисциплина – именуемое опричное веселие.

Соблюдение правосудия – радость для праведника и страх для делающих зло (Притч. 21, 15), – говорит Премудрость. И Святая Церковь прошениями молебного «Канона ко Господу нашему Иисусу Христу за Царя и за люди, певаемого в брани против сопостат находящих на ны» признает приличной эту совокупную добродетель православным воинам, оруженосцам и слугам Царя, поборникам христианского благочестия: «Владычице, радости сердца наша исполни внегда ссещи главы безбожных воинств» (Потребник).

Усвоение опричного наследства Царя Иоанна Грозного остатком верных русских людей во главе с Помазанником Божиим, Православным Царем совершится Премудростью Божией в последние времена, когда преодолев крепостью веры «страх иудейский» возьмет народ Божий русский духовный меч на святой Русской Земле, и восстанут в полноте своей из руин попранные и поруганные ныне святые Церкви Божии на месте раскопанных и избиенных опричным мечом скверных и кровавых жидовских алтарей.

 

Молитва на супротивных
(благоверного Царя Иоанна Грозного)

Господи Боже наш, сотворивый небо и землю и вся, яже суть Твоя создания. Ведеши Ты, Человеколюбец, яко врази Креста Твоего, ни на что иное упражняются, но токмо погубляти души раб Твоих сирых и поругати Имя Твое Святое, Егоже не могут знати, и сквернити Святые церкви Твоя: мсти им Владыко! По пророку Твоему: не нам, Господи, не нам, но Имени Твоему даждь Славу, Господи, настави нас на путь спасения и даруй нам победу за Имя Твое Святое: страждущую землю Русскую от лютых враг видимых и невидимых свободи и воскреси святую православную Русь. Аминь.

 



[1]  Здесь необходимо отметить еще одно обстоятельство, которое сделало царя Иоанна врагом еврейства. А именно: завладев Казанским ханством, молодой царь разрушил и всю систему еврейской торговли славянскими пленниками. В XVII веке работорговля практически была вся в руках радхонитов (предков современных евреев-сефардов) и разгромив казанцев, молодой царь положил конец этому самому прибыльному бизнесу, центром которого и являлась Казань ежегодно переправлявшая в Малую Азию и дальше до 20 тысяч славян-пленников. Уже за одно это деяние, сохранившее жизни десятков и сотен тысяч славян, должна низко поклониться Грозому царю Русская Земля! (Прим. ред.)

 

[2]  Русский историк И.Е. Забелин писал, что «Домострой» и Царь Иоанн Грозный современны друг другу, т.к. «Домострой» – это слово, а Грозный – дело той эпохи. (Ред.)

 

[3]  На сегодняшний день – около 158. (Ред.)

 

[4]  Сикима – участок земли. – (Ред.)

[5]  Стал поклоняться моавитскому демону, культ которого состоял в самом грязном сладострастии и распутстве. (Ред.)

 

 


Комментарии


Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:
Введите текст на картинке
обновить текст
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20