Благословение - православное издательство.

Акции

Выставки

Ближайшие выставки, на которых будет участвовать издательство "Благословение" с книгами и дисками CD и DVD:

 

 

2017 г.

1. Москва (01-07 апреля);

2. Санкт-Петербург (26-30 апреля);

3. Екатеринбург (13-18 июля).

 

 

 Место проведения уточняйте у наших менеджеров по телефону.

Три угрозы, от которых в свое время спас человечество Сталин и сейчас спасает Путин

Сталин – диктатор, кровавый тиран и пожиратель детей, лично расстрелявший (ну, иногда, по случаю, в соучастии с Берией) и сгноивший в системе ГУЛАГ десятки миллионов народу. Путин «крышует» жуликов и воров во всех государственных, муниципальных, а зачастую и частных структурах России, притом сам получает с этого совершенно немыслимые барыши, исчисляемые сотнями миллиардов долларов и увеличивающиеся год от года в геометрической прогрессии. Эти мантры сегодня знает каждый. Причем даже если кто-то, допустим, не хочет этого знать – все равно придется, ибо все информационное пространство сегодня выстроено строго антигосударственно-либерально, о чем не стесняются в открытую заявлять хозяева и разработчики крупнейших электронных медиа-ресурсов.
 
Невозможно не отметить, что «кровавый диктатор» и «безбожник» Сталин сгноил в системе ГУЛАГ значительно, и очень значительно, меньше народу, чем сгноено в тюремной системе католико-протестанто-мормонских и до зубовного скрежета свободолюбиво-общечеловечных США. Скажем, при Сталине в местах лишения свободы ежегодно отбывали наказание в среднем, если привести к усредненному знаменателю все годы сталинского правления, порядка 1,6 миллионов человек. Действительно много, но все же многим меньше, чем 2,5 миллиона в нынешних США, в этом рассаднике ракетно-бомбовой демократии. Даже с учетом численности населения выходит, что, в, скажем так, процентном отношении к общей численности населения, в США сегодня сидит значительно больше народу, чем в СССР при общепризнанном «людоеде» Сталине.
 
Годовой оборот лютейшей коррупции в нынешней России (разумеется, лично «крышуемой» Путиным, хоть этого до сих пор никто и не доказал) составляет, по разным данным, от 240 до 400 миллиардов долларов – столько ежегодно пропадает из бюджета непонятно куда, и непонятно на что. Цифры казались бы ужасными, если бы не практически 30-кратное превосходство по этим показателям над нами Соединенных Штатов Америки. Причем необходимо заметить, что в США легализована практика лоббирования политико-корпоративных интересов (проще говоря, взятки за принятие нужных тому или иному бизнесу законов), а также практика «откатов» и «распилов» в научно-технической и образовательной сферах, что традиционно ставится в пику России. Многомиллиардные теневые операции Путина также не найдены, найдены таковые в исполнении истого демократа Порошенко.
 
В чем же тогда причина такой несправедливости по отношению к нашей стране и к ее государственно-властной системе? Почему США в лице своего руководства обвиняют нас в зачастую своих же грехах, и это при том, что у США-то эти грехи выражены, как правило, в разы более рельефно и гипертрофированно?
 
На самом деле причина проста: Соединенным Штатам как нашему заклятому геостратегическому «партнеру» не нужна наша государственность. Вообще. А сильная – и подавно. Они и свою-то государственность ненавидят, считая ее опасной для глобалистского бизнеса, а уж нашу-то государственность – и подавно. Ну, правильно, а за что ее любить? Да и как можно? Таким количеством углеводородов располагаем – это ж сколько триллионов долларов вне непосредственного контроля, это ж сколько потенциала по захвату транснационального и трансконтинентального управленческого ресурса упущено!
 
Ну ладно, раньше, 10-12 лет назад, хоть соглашения о разделе продукции были (то есть фактически 2 соглашения из первоначальных 262 и сейчас остались, но это, в сущности, капля в море). Да, все равно неприятно, конечно, что не удалось для надежности раздербанить Россию на полтора десятка «суверенных» республик, но все же экономический консенсус оказался тогда более-менее приемлемым, потому как операции с российскими углеводородами все равно оказывались экстремально прибыльными. Но потом ненавидимый из-за своей несменяемости «жулик и вор» Путин эту лавочку прикрыл.Вот наши заклятые «партнеры» и пожалели, что в 90е смалодушничали – и не дали российским республикам столько суверенитета, сколько они смогли бы проглотить. Прошу обратить внимание: все это не игры и не шутки, росчерк президентского пера по дозволению либо запрету соглашений о разделе углеводородной продукции стоит западной экономике триллионы долларов, а западной политике – пропорциональной потере своего планетарно-властного господства.
 
Примерно та же ситуация была и во времена Сталина. Разумеется, тогда не было никаких соглашений о разделе продукции, но уже тогда были геополитические доктрины Маккиндера и Бьюкенена. Ленин пришел к власти на волне западной поддержки, и это безусловно, но он же в итоге пресек интервенцию по всем фронтам. Западный мир замер тогда в ожидании грядущего развития событий, причем западные элиты в большей мере склонялись к тому, что российской государственности пришел-таки конец. Ну, мало ли, ну выгнал немцев, французов, англичан и японцев – ну так это временно.В конце концов, государство в его имперском формате уничтожено, а Запад – голодный и злой, да еще и идейно единый, спаянный в Лигу Наций. А когда Ленин решил организовать советское государство в формате добровольного союза республик, то тут уж и сомнения отпали: коль скоро союз доброволен, то республики так же добровольно (ну, добровольно-принудительно) могут перейти в сферу империалистических интересов. Закавказье, Средняя Азия – выгоднейшие в ресурсном отношении регионы. Но не тут-то было! После смерти Ленина к фактической власти пришел Сталин, тот самый «кровавый тиран», который не допустил развала страны, возможность которого была юридически закреплена в Договоре об образовании СССР. То есть на самом-то деле ситуация была в сущности ровно той же самой, что и сейчас, при Путине. Историческая диспозиция вновь, спустя 80 лет, воспроизведена, и воспроизведена буквально точь-в-точь.
 
Приходится констатировать, что западная цивилизация по своей сути однородна. Да, в ее рамках есть масса течений, зачастую конфликтующих между собой, зачастую даже по форме непримиримых и враждебных, но смысл западной политики всегда одинаков: захват территорий, захват природных ресурсов, захват рынка рабов, захват инструментов банковско-финансового контроля. И, что очень важно, все это осуществляется совершенно одинаково – путем подрыва государственного авторитета, а уж как он подрывается – это как раз технологические частности. Но вот по вопросам этих самых частностей и выделяются три фундаментальных, строго западных, течения: троцкизм, фашизм и либерализм. Они никуда не делись со времени своего зарождения и оформления. Они вгрызались в нас при Сталине, вгрызаются и при Путине.
 
Троцкизм – это идейно-политическое течение, адепты которого прямо и открытозаявляют о своей ненависти к государству и о желании его, государство, уничтожить. Под это свое желание троцкисты организовали аж два Интернационала – Четвертый, идейным вдохновителем которого был собственно Лейба Давидович Троцкий-Бронштейн, и Пятый, идейным вдохновителем которого был аргентинский активист троцкизма ЛибориоХусто. Членами данных структур, а также сочувствующими их деятельности, были и остаются десятки и сотни видных и недовольных государством как явлением интеллектуалов, причем, что крайне любопытно, практически все эти интеллектуалы – с Американского континента, а абсолютное большинство – собственно из Соединенных Штатов Америки.
 
В принципе идеология троцкизма была утопией, утопией пока что и остается. Политический вес троцкистов крайне невелик, их целевая аудитория – обиженные на жизнь и на начальство интеллектуалы, исповедующие индивидуалистические ценности и, может быть, желающие пооригинальничать. Могут ли эти ребята привести к власти нечто в политическом отношении жизнеспособное? Сомнительно, даже очень. Но это пока. Чем больше будет раскручиваться волна ненависти к государству, да и вообще к социальному порядку, тем в большей степени будут усиливаться позиции троцкизма и троцкистов.
 
При Сталине их позиции были значительно сильнее, чем сейчас, троцкисты тогда реально угрожали нашей государственной целостности и государственной безопасности. В наше время троцкисты – никто, и звать их никак, так что Путину даже нет резона что-либо противопоставлять этим пока что маргиналам. Но еще несколько лет – и резон вполне может появиться. Во всяком случае, проблему троцкизма не удалось решить проламыванием черепа Троцкому, и в скором времени троцкистская проблема рискует реанимироваться, вытянуться в полный рост и во весь голос заявить о себе. Их бы, с их идеологией социально-государственного уничтожения, желательно бы, по-хорошему, искоренить, но пока вроде как не дают повода, а у нас, как известно, идеологический плюрализм. Но вот если дадут, то и видно будет, что и как с ними делать.
 
Фашизм – это идеология исключительности (нации, расы, государства, какой-либо иной общности) и военизированного противопоставления себя и своей идеологии всему остальному миру. Фашизм теперь модно отделять от нацизма. В принципе, конечно, можно найти отличия между германским национал-социализмом, итальянским фашизмом и японской доктриной Кокутай. Но если выделять зерно этих течений, то оно в них абсолютно идентично и просто как три копейки – это восприятие себя как исключительных и желание непременно уничтожить всех тех, кто не принадлежит к этой самой исключительности.
 
Фашизм также получал подпитку из сугубо западных источников, но на этот раз не только идейно-информационных, но и финансово-промышленных (ну, кроме, разве что, японской государственной системы Кокутай). Хозяева десятков транснациональных корпораций, обильно и неприкрыто вливавших колоссальные денежные средства в германский национал-социализм и итальянский фашизм, избежали ответственности после разгрома стран «оси». Избежали совершенно: на нюрнбергской скамье не было ни Уильяма Дюранта, ни Круппов, ни Кёгелей, ни Генри Форда, ни кого-либо другого из этой благородной и влиятельной компании. Более того, соответствующие корпорации и сейчас продолжают безнаказанно и благополучно существовать, причем чем дальше, тем более благополучно, тем более политично. Именно поэтому фашизм, при декларировании централизации и национально-мировоззренческого единства, на деле является сугубо антигосударственной доктриной, подчиненной интересам корпораций-монополистов, отнюдь не заинтересованных в подлинно сильном и независимом государстве.
 
Сегодня фашизм уже, главным образом, не национальный и не личностно-исключительный. Нет, есть, конечно, и скинхеды, и неонацисты, и национал-анархисты, и вооруженные американские байкеры, да и вообще кого только нет. Но все же это в общем и целом маргиналы, не делающие по состоянию на сегодняшний день геополитической погоды.
 
Сегодняшний фашизм – по преимуществу экстремистско-религиозный. ДАИШ (ИГИЛ) ничем, в сущности, не отличается от всевозможных военных и полицейских подразделений фашистских режимов 20х-40х годов. Отличие лишь одно, и оно чисто косметическое: ДАИШ (ИГИЛ) проповедует псевдорелигиозную исключительность, а фашизм, нацизм и Кокутай – национальную, государственную, мировоззренческую и какую угодно еще. Кстати, и доктриной религиозной исключительности фашизм 20х-40х годов также не брезговал, просто не придавал первостепенного значения именно религиозной исключительности как таковой. Короче, исламистский экстремизм – это наиболее успешный на сегодняшний день формат фашизма XXI века.
 
Как победил фашизм Сталин – мы все с вами прекрасно знаем. Как побеждает псевдорелигиозный фашизм XXI века Путин – мы тоже наблюдаем – как на примере Сирии, так и на примере собственного Северного Кавказа. Судя по всему, фашизм бессмысленно одолевать словом, его надо ломать по хребту и через колено, и чем скорее, тем лучше. Сталин справился успешно. Путин пока вроде тоже справляется.
 
Ну и, наконец, самая страшная для человечества угроза – либерализм. Это всецелый и тотальный диктат мирового нефтедолларового капитала, замаскированный под «свободу личности» и «общечеловеческие ценности». Либералы категорически против государства. Ну нет, не то чтобы так-таки и против, его ликвидации они как раз-таки не хотят. Но они против правящего государства. С точки зрения либерализма, государство – это масса никчемных и практически не организованных клерков, функция которых сводится исключительно к документально-бумажному обеспечению функционирования нефтедолларового капитала, а равно к устранению всех формально-юридических препятствий на пути к расползанию политического влияния данного капитала в масштабах Земного шара.
 
Почему либерализм является страшнейшей угрозой? Да потому, что он под благовидной маскойличностного комфорта проводит отнюдь не благовидные идеи финансово-экономического рабства, которое на практике оказывается значительно более жутким и оголтелым, чем любое сословно-кастовое рабство.
 
Либерализм стремится одним махом захватить все экономические, политические и информационные ресурсы и рычаги, и сама либеральная система и практика выстроены таким образом, что чаще всего у либерализма это получается. Вспомним историю 1946-1949 годов, когда гениальнейший американский финансист Бернард Барух активно продвигал идею Агентства по атомным разработкам – международной структуры, которая через американскую администрацию и через систему американских спецслужб контролировала бы повально все разработки в сфере атомной энергетики и создания ядерного оружия.
 
При этом нелишне было бы вспомнить о том, что три американских Президента (Вильсон, Рузвельт и Трумэн) были приведены к власти именно при активнейшей финансово-политической и информационной поддержке лично Бернарда Баруха. То есть, в сущности, все эти три Президента США были верховными клерками при нем. Финансист, контролирующий всю атомную энергетику, все ядерное вооружение на планете. Да Гитлер рядом с ним – клоп. Был бы, если бы не сталинское вето, спасшее тогда мир от господства, по сути дела, одного финансиста-самодура. Кстати, в мире только Сталин осмелился тогда противостоять наглому выпаду американского финансиста. Только Сталин заблокировал «план Баруха», тем самым обезопасив мир от, скорее всего, апокалипсических последствий американского либерализма.
 
Сталинская экономическая и государственная модель победила модель либерально-империалистическую. Победила как за счет эффективного и централизованного планово-хозяйственного управления, так и за счет политической решимости лично Сталина.
 
Что же касается Путина, то он войну с либерализмом пока проигрывает. Пусть и не вчистую, пусть и не нокаутом, а по очкам, но все-таки пока проигрывает, и проигрывает заметно. И об этом наглядно свидетельствует наличие сугубо либеральногоэкономического блока в нашем Правительстве.
 
Пока Путин вынужден противопоставлять либерализму кооперирование с блоком стран АТР, формат ЕАЭС и активную российскую внешнюю политику, но все-таки этого явно недостаточно для победы в бою со столь мощным чудищем, коим является либерализм. Судя по всему, эффективно бороться с либерализмом можно либо в формате сталинской модели, либо в формате нынешней китайской модели (второе, наверное, было бы предпочтительнее).
 
А для того, чтобы хотя бы приступить к антилиберализации, необходима, в первую очередь, «чистка» экономического блока – с последующим выстраиванием отечественной суверенной экономики. Задача, по всей видимости, крайне непростая, особенно с учетом того, что и наши люди не горят желанием оказывать в этом вопросе содействие Президенту – посредством по-китайски адского производительного труда. Так что решение вопроса победы над третьим злом, либерализмом, пока что отложено на неопределенный срок. Но и выстаивать под мощными либеральными ударами пока что тоже получается, и относительно безболезненно. Хочется верить, что и будет получаться – до тех пор, пока не будет найдено и применено эффективное противоядие.
 
Необходимо понимать, что все три указанные выше угрозы касаются не только нас, но и всего мира, всего человечества. Троцкизм в открытую заявляет о мировой антигосударственной революции, фашизм – о мировом военно-полицейско-террористическом господстве (между строк - в интересах промышленно-производственных корпораций), либерализм – о глобализации, то есть тоже, по сути дела, о мировом господстве, но финансово-монетаристском. Объект воздействия всех трех течений – весь, без исключения, мир. А защищать мир от этих угроз приходилось, приходится и будет приходиться нам, и только нам. Почему? Да по факту евразийского местоположения и по факту наличия изобилующего количества минеральных ресурсов, до которых охочи хозяева каждой из этих трех идейно-политических парадигм, выступающих на деле лишь орудиями западной цивилизации в ее постмодернистском формате.
 
Что нам для этого нужно сделать? Да, в первую очередь, то, чего так боятся представители вышеназванных трех течений, эти любители ловли рыбы в мутной воде, - нам нужны вертикаль власти, тотально подчиняющая себе интересы бизнеса, эффективная правоохранительная система и сильная армия. Это фундамент эффективного сопротивления, все остальное – отрихтовываемые частности и детали. Пока что держимся в меру уверенно. За последние три года только санкциями, Украиной и Олимпиадой нам слегка подгадили. Это практически ничего.
 
Вот уже в течение более 60 лет мировой формат выстроен до примитивизма просто. Есть сила (в лице США и мировой банковско-финансово-углеводородной олигархии), настроенная на сокрушение государственности как таковой, а следовательно - и на размазывание по стенке личности как таковой, и есть сила (в лице РФ и Владимира Путина), настроенная на сохранение государственности и личностной ценности, которая на самом-то деле немыслима вне феномена государственности и вне государственной защиты и опеки. Разрушительная сила (так же, как и во времена Сталина) представляет собой трехглавого змия, и головы его – так же, как и раньше, - троцкизм, фашизм и либерализм. Но сила эта едина.
 
Путин противостоит этой разрушительной силе в лице трех ее угроз-проявлений не потому, что он весь из себя такой замечательный, равно как и Сталин противостоял не потому, что он гениальный лидер или «кровавый тиран», а просто и банально потому, что без противостояния этой самой разрушительной силе нам конец. Тогда стране без Сталина был бы конец, и после его смерти, а может, и гибели, этот самый конец и наступал – хоть относительно медленно, но неминуемо.Сейчас без Путина или лидера типа Путина нашей стране конец. И выразится этот наш исторический конец не в головорезах на улицах российских городов и не в том, что Президентом России будет избрана какая-нибудь Хиллари Клинтон или какая-нибудь негритянка-демократка, а в безоговорочной победе на нашей пока еще суверенной территории одной из трех вышеуказанных идеологий-угроз и в безоговорочной капитуляции идеологии государственности.
 
В общем, история повторяется, и повторяется практически всецело. А это означает только то, что на Путине сегодня лежит отнюдь не меньшая ответственность, чем та, которая лежала в свое время на Сталине. В том числе, и этого также нельзя исключать, и в вопросе решительности применяемых мер.
Илья Пожидаев

Комментарии


Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:
Введите текст на картинке
обновить текст
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20