Благословение - православное издательство.

Страница /akcii не найдена

Цифровое беззаконие становится законом

Семнадцатого сентября «народные избранники» практически единогласно приняли в первом чтении проекты законов, приближающие сторонников цифровой экономики к мечте, которую сформулировал вице-премьер М. Акимов: «Контроль (за народом) от первого вздоха до гробовой доски».

В ходе обсуждения законопроекта №759897-7 «О едином федеральном информационном ресурсе, содержащем сведения о населении РФ», цифролоббисты от Правительства держались уверенно, даже не удосуживаясь внятно отвечать на острые вопросы депутатов. Увы, их позиции во власти сегодня очень сильны: сам президент высказался о необходимости «большого рывка» страны в цифровое будущее.

По мнению экспертов движения «Комитет по защите персональных данных», новый законопроект создает угрозу личной и национальной безопасности, нарушает неприкосновенность частной жизни граждан, поощряет и узаконивает разделение общества на касты через «специальные категории» в реестре и т.д.

Однако первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко, представлявшая проект в Думе, уверяет в другом: «Целью этого ресурса является создание системы учета сведений о населении, обезпечивающих достоверность, а также гармонизацию сведений всех государственных и муниципальных информационных систем. Таким образом, все данные о человеке у нас выстроятся в одну цепочку. Кроме того, в реестр будут включаться сведения об иностранных гражданах и лицах без гражданства. <…> Это сократит сроки оказания госуслуг, повысит их качество», – так Нестеренко попыталась добавить позитива в обсуждение.

Ее содокладчик, председатель Комитета Госдумы по информационным технологиям Леонид Левин, предрек конец эпохи прямого общения граждан с чиновниками: «Цель – максимально уменьшить бумажный документооборот, обезпечить работу госорганов с конкретным физлицом и юрлицом как “службу одного окна”: посещать ведомства больше не потребуется, система будет обезпечивать каждому человеку необходимые госуслуги в электронном виде».

То есть без создания реестра госуслуги оказывались из рук вон плохо, а теперь мы, наконец, заживем? Весьма спорное утверждение. Тут бы высокопоставленным чиновникам рассказать депутатам, что в Великобритании после нескольких лет аналогичного эксперимента парламент наложил вето на его дальнейшую работу. А в Германии Федеральный Конституционный суд еще 30 лет назад постановил: единого средства сохранения всех данных о личности не должно быть, т.к. каждый гражданин по Конституции имеет право на информационную тайну, а государство, в свою очередь, не вправе следить за гражданами, собирать и в централизованном порядке сохранять данные о них. Аналогичную позицию занимают власти Франции и США, прекрасно сознавая, что главная задача внедрения подобных единых реестров – «усиление полицейского надзора» над населением.

Роль оператора новой системы отведена Федеральной налоговой службе. Глава ФНС Михаил Мишустин пытался успокоить православных, которые не хотят идентифицироваться по личному номеру: «Единый реестр населения не предусматривает какое-то получение номеров. Речь идет о гармонизации идентификаторов и базовых сведений в одном ресурсе для того, чтобы это было удобно человеку».

Вот как замечательно выходит, а сами граждане и знать не будут о том, какое досье на них собирают госорганы, и никак не смогут легально это выяснить. Доступ для них в единый реестр населения закрыт, механизмы запроса из него персональных сведений не прописаны. Собранные личные данные фактически уже не будут нам принадлежать, а чиновники продолжают твердить об «удобстве человека».

Весьма актуально прозвучал вопрос депутата Михаила Шеремета: «Хотелось бы уточнить: <...> вы будете спрашивать людей, хотят они или не хотят, чтобы их данные собирали? Ведь практика показывает, что сохранить информацию в полном объеме мы не можем – постоянно происходят утечки».

Нестеренко попыталась отбиться: «Реестр населения ни одной новой записи не формирует. Он делает связи между записями, которые уже сформированы в электронном ЗАГСе, и другими. Фактически это создает <…> точность формирования того человека, который платит налоги или которому оказывают услуги».

Замминистра снова ответила непонятно и уклончиво: дескать, нам надо точно «человека формировать», а то вдруг он налоги куда-нибудь не туда заплатит? Вывод такой: <...> спрашивать граждан об их желании числиться в едином реестре никто не намерен.

Одним из последних задал вопрос вице-спикер Петр Толстой, ранее делавший много заявлений против оцифровки населения: «У нас в законе о персональных данных четко сказано о недопустимости объединения информационных баз с несовместимыми между собой целями. Речь фактически идет о том, что предлагаемый сегодня закон становится модельным, остальные будут переписываться под него. Так ли это и насколько такая перспектива видится вам безопасной для частной жизни граждан России?»

Нестеренко снова попыталась сбросить градус дискуссии: «Реестр не аккумулирует все данные, он создает цепочки, по которым в отношении этого человека можно найти сведения в разных госсистемах. Мы не объединяем, мы тропинку туда прокладываем – вот и все».

Вот и все. Никакой ответственности за возможные утечки персональных данных никто не понесет – они ведь просто «прокладывают тропинку». Удивительно, но неубедительная Нестеренко смогла убедить практически всех депутатов проголосовать за единый федеральный реестр населения. Возможно, горячее обсуждение было хорошо поставленным спектаклем с заранее известным финалом.

Итоги голосования были ожидаемы. «За» проголосовала фракция «Единой России» в полном составе, включая Наталью Поклонскую, Виталия Милонова и Петра Толстого. В одной упряжке с ними оказались ЛДПР и «Справедливая Россия». Депутаты КПРФ назвали документ недоработанным и проигнорировали голосование.

Вот такой получается расклад сил перед рассмотрением в Думе законопроектов о «цифровом профиле» гражданина, узаконении электронных паспортов и Национальной системы управления данными, где будут слиты воедино 800 видов персональных данных россиян. Но это не значит, что патриоты должны опускать руки. Мы знаем, что в парламент приходят сотни заявлений от граждан против цифровых законопроектов. И в преддверии второго чтения все, кто не успел, могут написать «народным избранникам». Борьба за Русь Святую – не цифровую – только начинает разгораться.

 

По материалам РИА «Катюша»

 

Источник


Комментарии


Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:
Введите текст на картинке
обновить текст
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20