Благословение - православное издательство.

Акции

Выставки

Ближайшие выставки, на которых будет участвовать издательство "Благословение" с книгами и дисками CD и DVD:

 

 

2018 г.

1. Москва, Сокольники, пав. 2

(24.03 - 30.03);

2. Санкт-Петербург,

Михайловский манеж,

(03.05 - 07.05);

3. Екатеринбург, ДИВС

(12.07 - 18.07).

 

 

 Место проведения уточняйте у наших менеджеров по телефону.

Над нами тяготеет заклятие

Буквально накануне 100-летия мученической кончины святой Царской Семьи Следственный комитет России проинформировал, что в процессе расследования уголовного дела об убийстве членов Российского Императорского дома в 1918 году следствие окончательно убедилось в подлинности т. н. екатеринбургских останков (http://sledcom.ru/news/item/1241059). А через несколько дней ряд СМИ опубликовали сообщение, согласно которому, «по словам главы Следственного комитета Александра Бастрыкина, следствие не подтвердило ритуальный характер убийства Царской Семьи». Правда, в пространном интервью А. Бастрыкина «Известиям», на которые ссылались журналисты, мы не нашли ни слова о ритуальности… Но, так или иначе, этот вопрос поднимается в публичном пространстве и волнует общественность.

Предлагаем вниманию читателей небольшой фрагмент доклада многолетнего исследователя Царского Дела известного общественного деятеля, историка и журналиста Леонида Евгеньевича Болотина, который прозвучал на конференции «Мученический Подвиг Царской Семьи» 14 июля 2018 года в Екатеринбурге. Безусловно, текст не претендует на полноту осмысления причин Февральской революции и вообще трагедии России в ХХ веке, но рассматривает только один важнейший аспект тех событий – духовные цели и последствия ритуальных убийств святых Царственных Мучеников и Г. Е. Распутина.

 

Относительно конкретных причин помраченного сознания народных масс России в ходе революций надо указывать на целую сумму факторов, породивших известные причины. Тут, конечно, надо учитывать тягу транснационального финансового капитала к мировой власти, к мировому господству, руководители которого специальными средствами и приемами добивались прорех в нашем национальном сознании и самосознании…

Говоря о Февральской революции, назвал бы такой важный, на мой взгляд, религиозно-мистический, духовно-психологический фактор, как ритуальное убийство Рождественским постом Царского Друга Г. Е. Распутина-Нового – в самый канун 1917 года. И говоря о ритуальном характере этого преступления, я не хочу ваше сознание повергать в мрачную сторону данного вопроса. Предлагаю духовно посмотреть на то, как такое убийство близкого к Царской Семье человека, дорогого для Царской Семьи человека (как бы кто из нас ни относился к его личности – положительно или отрицательно), как оно повлияло на сознание петроградского народонаселения.

Одни люди, православные – с нормальным правосознанием – впали в ступор, когда беззаконие было совершено. У них была сломлена воля к сопротивлению силам хаоса, силам распада и бунта, которые рушили их уклад жизни. Была и другая – гораздо меньшая, но пассионарная и просто криминальная часть населения. В обыденности ее представители свою резкость, своеволие публично сдерживали, потому что неприлично, не комильфо. Но в условиях ступора нормального правосознания большинства эта категория лиц проявила уже такую публичную разнузданность, вседозволенность и безнаказанность, которые в нормальных социально-психологических условиях были просто немыслимы.

К сожалению, такая безнаказанность была духовно-нравственно «оправдана» даже в позиции ряда Членов Императорской Фамилии. Защищая Великого Князя Дмитрия Павловича – соучастника изуверного убийства Г. Е. Распутина-Нового, к Государю с воззванием обратились 19 Членов Императорской Фамилии. Они взывали, чтобы преступник не понес полного уголовного наказания, а был помилован. По законам Российской Империи, если амнистируется или частично милуется один из соучастников преступления снижением наказания, то и другие соучастники не могут понести большего наказания, чем то, которое присуждено помилованному. Таковая справедливость присутствовала в уголовном праве Российской Империи.

В данном же случае, если бы в путях Монаршей милости был хотя бы частично оправдан Великий Князь Дмитрий Павлович, то все остальные соучастники убийства – Лазоверт, Пуришкевич, Юсупов и другие – понесли бы смягченное наказание за жесточайшее убийство!

Копии этого безумного обращения к Государю, декларирующего безнаказанность, предательски распространялись среди великосветской публики Петрограда, которая демонстративно устроила целое «паломничество» в Исаакиевский и Казанский соборы к иконам великомученика Димитрия Солунского – небесного покровителя Великого Князя Дмитрия Павловича. В своей повседневности далекие от православной религиозности люди ставили свечки и заказывали молебны Солунскому святому.

Простой народ Петрограда тогда был в шоке: газеты опубликовали фотографии изуродованного тела Г. Е. Распутина-Нового. Правый бок мученика был прободен некой «шпорой». Помимо многочисленных пулевых отверстий, резаные раны были на левом боку и на спине, какими-то орудиями было изуродовано лицо. Область правого уха и виска была размозжена – видимо, для сокрытия специфического характера предшествующих ран в данной зоне.

В известных «признаниях» – в дневнике В. М. Пуришкевича и в мемуарах князя Ф. Ф. Юсупова, как известно, ничего не говорилось о применении при убийстве колющих и режущих орудий, и только Юсупов сообщал, что бил по голове Г. Е. Распутина-Нового гирькой на цепи. 
Одно то, что для расследования убийства Царского Друга Государь и Государыня пригласили выдающегося судебного медика профессора Дмитрия Петровича Косоротова, свидетельствует о том, что для Царя и Царицы был совершенно ясен изуверный, религиозно-мистический характер убийства Г. Е. Распутина-Нового. Ведь Д. П. Косоротов в 1911–1913 годах уже привлекался к расследованию ритуального убийства киевского отрока Андрюши Ющинского, правый висок которого подвергался медиком-криминалистом особенно детальному изучению.

Важно отметить, что суд присяжных признал ритуальность убийства Андрея Ющинского – факт целенаправленного прижизненного вытачивания крови из мальчика. Но все-таки в юридических документах, в законах не существует термина «ритуальное убийство». Оно является, в общем-то, предметом общественного и религиозного сознания и самосознания. Однако в сентябре 1913 года таким решением присяжных ритуальное злодейство было публично обличено, и тем самым демонические социальные стихии были духовно связаны и не вылились в революционное неистовство масс.

В ходе же самой Февральской революции ритуал человеческого жертвоприношения силам ада, начатый в Юсуповском дворце, был завершен глумлением над телом Г. Е. Распутина-Нового с 7 марта и его сожжением 10–11 марта 1917 года, полным уничтожением останков мученика (см., напр.: ГАРФ. Ф. 3143. Оп. 1. Д. 1; Ростковский Ф. Я. Дневник для записывания... 1917-й: революция глазами отставного генерала. М., 2001. С. 95–96; Мещанинов М. Ю. Серафимовский лазарет-убежище А. А. Вырубовой в Царском Селе. Правда о месте погребения Григория Распутина. 2-е изд., исп. и доп. СПб., 2006; и др.). Новый магический акт кремации, о котором широковещательно сообщила пресса 11 марта, утверждал в общественном сознании «право» на убийственное беззаконие и безнаказанность. Как раз в те же дни в свободной прессе «свободной России» было объявлено и об аресте всей Царской Семьи, включая больных Детей.

Несмотря на требование к Временному правительству некоторых крестьянских сходов землячеств Петрограда дорасследовать убийство сибирского крестьянина Г. Е. Распутина-Нового и наказать высокопоставленных преступников, революционные власти демонстративно «закрыли» дело об убийстве сожжением главной улики. Данный фактор также самым мощным образом воздействовал на православное народное сознание, повергая его в апатию и лишая воли к сопротивлению силам державного разрушения, воли к освобождению незаконно арестованной Царской Семьи. Вместе с тем в те же мартовские революционные дни было совершено освобождение из тюрем и каторг тысяч уголовников, которые в прессе были объявлены «жертвами Самодержавия». Именно те уголовные орды создали обстановку революционного криминального «безпредела», криминогенную зону в масштабе обеих столиц и прилегающих к ним областей.

Всякое религиозно-мистическое человеческое жертвоприношение ставит своей целью высвобождение из ада легионов демонов, которые в сердцах одних сеют сковывающий ужас, а души других побуждают к беззаконию. Без понимания и объяснения таких главных духовных целей ритуальных убийств о ритуальных убийствах лучше и не рассуждать вовсе. В первую очередь ритуальные убийства узнаются по плодам, которые они приносят, и только духовное, церковное противоборство им и полное юридическое расследование связывают такие демонические стихии. В случае с убийством Г. Е. Распутина-Нового синодальные иерархи полностью промолчали, а действие правоохранителей по расследованию было прекращено, что и создало почву для успеха Февральской революции.

Духовная проблема заключается в том, что цареубийство – тоже ритуальное – наложило уже на сознание не только населения Петрограда, но всего народа России магическое заклятие. Именно в атмосфере, созданной убийством Царской Семьи, сразу же – в августе-сентябре 1918 года – были созданы условия для безграничного разгула красного террора… И до сих пор от магического заклятия цареубийства освободиться очень сложно. Такой демонический акт вынуждает православные и другие народы России существовать под заклятием, но социально-психологическое сознание и самосознание работают неадекватно. Т. е. общественное сознание разделено, как в орехе сердцевина разделена всякими перепонками. Наше сознание постепенно, постепенно отходит. За 100 лет прошло не меньше пяти поколений, рожденных уже после цареубийства, но наследный грех попущения цареубийства все еще довлеет над нами, над нашими детьми и внуками… Почему теперь надо говорить не только о ритуальном характере цареубийства, но говорить о его целях: подвергнуть сознание наше, наших предков ближних и дальних, к такому разрушению ритуального заклятия. И конечно, наше покаяние должно заключаться не в том, чтобы ловить каких-то ритуальщиков в нашей действительности, а в том, чтобы именно осознать и покаянно переменить свое сознание. А отвергая факт ритуального цареубийства, утверждая, что тогда было совершено просто политическое убийство, мы смысловые перегородки, перепонки в наших головах оставляем.

Такова, на мой взгляд, одна из ключевых духовных причин Февральской революции и безграничного красного террора ЧК в годы гражданской войны. Есть целый ряд и других факторов, но основной духовно-мистический фактор – такой! Россия – православная страна, ее враги боролись против Православного Самодержавия – против религиозного фундамента нашей Державы-Катехона, – естественно, они использовали свои религиозно-мистические приемы.

 

Леонид Евгеньевич БОЛОТИН
историк, журналист, 
общественный деятель

Источник:

http://www.pkrest.ru/208/208-6.html


Комментарии


Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:
Введите текст на картинке
обновить текст
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20