Благословение - православное издательство.

Страница /akcii не найдена

Чудо Царского Друга

Царская тема – особая, с ней связано многое в жизни. И без фигуры Григория Ефимовича Распутина Царская тема не будет полной. Знаете же пословицу: «Скажи мне, кто твой друг – и я скажу, кто ты». А сейчас пытаются доказать, что Царская Семья – святая, а Григорий Ефимович – грешный и особый злодей. Удивляешься, т. к. никакой логики в этом нет. Если Царская Семья – святая только по своей мученической кончине, то предположения разные можно делать. Но мы-то считаем их образцом. Сейчас книги издаются, одобренные Издатсоветом (записки Императрицы и проч.), – и оказывается, что эта Семья – святая и по жизни.

 

Григорий Ефимович чем поразил Царя? Мы знаем слова Государя: «Везде измена, трусость и обман», и видел он это, думается, еще до того пресловутого события с мнимым «отречением». Царь видел, что многие люди – неискренние. И есть слова Императрицы: «Если бы ты знал, Григорий, сколько красивым почерком гадостей и всяких подлостей пишется, ты бы тогда понял, как мне милы твои каракули». Вот, Григорий Ефимович был характерен своей простотой, максимальной искренностью, откровенностью и честностью, потому что это сейчас – да и в любое время – все-таки редкость. Почему люди тянутся к старцам? Они видят воплощенный идеал Христианства в конкретном человеке. Думаю, что подобный идеал простого человека и старца Царская Семья увидела в Григории Ефимовиче. В этом – его неоценимая заслуга. И влияние он оказал огромное. Устроенная на него травля имела целью дискредитировать Царскую Семью, любые способы шли в дело – и двойники, и клевета…

 

В моей жизни было несколько явных чудес, связанных с Григорием Ефимовичем Распутиным. Расскажу об одном. Когда мы жили на Брянщине, у моего старшего сына был друг-одноклассник, но на год постарше. Они уже практически заканчивали школу, дело шло к армии. Конечно, это был юный возраст, и зачастую, как многие старшеклассники, они занимались ерундой, но все-таки и в храм приходили.

 

И вот произошел такой случай. Второй сын звонит и говорит: «Папа, приезжай в деревню, я не знаю почему, но Леше (его другу) плохо, он умирает – наверное, его надо причастить». Степа – сам испуганный и меня напугал, ничего толком не мог объяснить, был в панике. Я поехал. По дороге предполагал, что у парня что-то с сердцем случилось или нечто подобное.

 

Приезжаю, а дом весь побитый. Друг сына, Алексей, вне себя, в каком-то жутком состоянии одержимости, беснования, разворотил весь дом – двери, окна разбиты, все перевернуто, сам порезанный. Там сидит и его мать, дрожа от ужаса, а он бегает, что-то кричит. И там же участковый врач-терапевт, который к тому времени успел приехать и вызвать по мобильному телефону скорую помощь – психиатрическую. Вот, в этот момент я захожу туда, и мы все понимаем, что это беснование. Конечно, какое уже там Причащение или что-то подобное? Надо как-то помолиться, чтобы облегчить ему это состояние.

 

Мы все встали на коленки, чтоб усердно помолиться, и я стал читать акафист святым Киприану и Иустине. И вот во время чтения тот бес, что был в мальчике, нам говорит: «Все равно я не выйду». Опять он бегает, снова подходит и сообщает: «Для меня эта молитва – слабая». Потом говорит: «Я вошел в него через самогонку, которой его поили в соседнем доме». Меня жуть пробирает от того, что он разговаривает не своим голосом, произносит такие вещи, пытаясь сбить молитву.

 

Мы прочли акафист – и никаких последствий. А т. к. я почитаю Григория Ефимовича, – потому что знаю, что старец Николай Гурьянов его почитал, а я к нему ездил семь лет, – то начал читать акафист Григорию Ефимовичу Распутину. И вот, после первого кондака и икоса бес вышел! Причем без «театрального» какого-либо сопровождения, вроде: «Ой, выхожу, выхожу», а просто друг моего сына, Алексей, очнулся и с крайним удивлением смотрит вокруг, недоумевая: а что тут творится?

 

Этот случай – из наиболее ярких, и для нас в том числе. Все это оказало влияние и на врача участкового. Мы его убедили не отдавать мальчика в психиатрическую больницу, потому что про него неизвестно что бы после такого говорили, и вся жизнь была бы искорежена. И когда я ехал обратно, по дороге пересекся со скорой помощью, объяснил им ситуацию и написал бумагу, что беру парня под свою ответственность. На другой день мы на службу пошли, причастил его…

 

Моего сына Степана и других детей так это впечатлило – они все чтят Григория Ефимовича теперь. А сын мой поступал недавно в Питерскую семинарию. Конечно, подготовился он слабовато, а там и сильные ребята не поступали. Но пришел домой радостный – его приняли, и сказал: «Пап, я молился Григорию Ефимовичу!» Вот, настоящие чудеса!

 

До сих пор происходят подобные вещи с нами, среди наших прихожан. Например, у одного был серьезный суд, его здорово подставили. Все знали, кому молиться.

 

По молитвам к Григорию Новому решаются любые вопросы. Не только какие-то мелочи, но и жизненно важные случаи.

 

Сейчас Григорию Ефимовичу и акафисты можно найти, и книги о нем есть в продаже. Известны замечательные творения Царского Друга (книга «Вериги любви»). Любой здравый человек, который прочтет воспоминания Григория Ефимовича о торжествах в Киеве, например, или о паломничестве на Святую Землю, душу автора почувствует. А понять Григория Ефимовича, не соприкоснувшись с его воспоминаниями, едва ли возможно. Потом уже – когда человека полюбишь, почувствуешь, поймешь, – то, конечно, начнешь и молиться ему. Общение людей на этом и строится – это разговор с Богом и душами Его святых.

 

Протоиерей 

Аркадий ПЕТРОВЦЕВ

 

Источник:

http://www.pkrest.ru/208/208-4.html


Комментарии


Заголовок комментария:
Ваш ник:
Ваш e-mail:
Текст комментария:
Введите текст на картинке
обновить текст
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20